Взыскать убытки с конкурсного управляющего

Экономколлегия ВС рассказала, как взыскать убытки с управляющего

Кредиторам станет легче взыскивать убытки с управляющих, а управляющим будет сложнее защищатьсятакой вывод можно сделать из определения ВС, который рассказал о правилах доказывания в подобных спорах. Он детально разобрал ошибки нижестоящих инстанций, одна из которых удовлетворила иск, а другая отклонила. Экономколлегия разъяснила, важны ли «промежуточные» судебные акты и причинно-следственная связь. Основные критерии, которые должен установить суд, носят оценочный характер, следует из определения экономколлегии.

Обжаловать подозрительные сделки банкрота – одна из важных задач арбитражных управляющих. Это позволяет вернуть в конкурсную массу незаконно выведенные активы. Если управляющий бездействует и упускает хорошую возможность для оспаривания, можно попробовать взыскать с него убытки. Что нужно доказать в подобных спорах, рассказала экономколлегия ВС в деле о № А40-154653/2015. В нем «Сбербанк», конкурсный кредитор «Агис стали», взыскивал 65 млн руб. с ее управляющих Лидии Богинской и Анны Прохоренко. Они не послушались банк в 2011–2013 годах и не стали обжаловать подозрительные сделки, по которым за полгода до банкротства компания передала 51% акций «Муромэнергомаша» третьим лицам за бесценок. Третьей управляющей стала Наталья Краснюк, которая в июле 2015 года наконец-то подала заявление об оспаривании сделок, но ей отказали, потому что срок исковой давности был уже пропущен. В 2015 году банкротство «Агис стали» было завершено, а Сбербанк подал иск о взыскании убытков.

Арбитражный суд города Москвы удовлетворил его полностью. Он согласился, что управляющие имели все сведения и возможности для того, чтобы подать перспективный иск и вернуть ликвидные акции, ведь их «Агис сталь» продала незадолго до банкротства, будучи уже в неплатежеспособном состоянии. 9-й Арбитражный апелляционный суд, наоборот, счел требования «Сбербанка» недоказанными: он не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и убытками в размере, который заявил банк. АС МО согласился с апелляцией. Оба подхода отличаются формализмом, считает Виктор Глушаков из АБ “Ковалев, Рязанцев и партнеры”. По мнению адвоката, первая инстанция ограничилась стандартным предметом доказывания “Деяние – причинно-следственная связь – убытки” и при этом проигнорировала объемные доказательства защиты. Вторая и третья тоже упростили ситуацию и указали на отсутствие причинно-следственной связи, анализирует Глушаков.

Оба подхода не понравились и экономколлегии ВС. Она сочла их недостаточно мотивированными и рассказала, какие обстоятельства надо было исследовать и оценить:

1. Определить, когда управляющий узнал или должен был узнать о заключении спорных сделок

Суды не установили четко день, когда управляющие узнали о сделках и из каких именно документов. В судебных актах фигурируют разные события: передача бухгалтерской документации, запрос в депозитарий и т. д. Такая неопределенность нарушает права ответчиков, констатировала экономколлегия.

2. Установить, имели ли управляющие реальную возможность оспорить сделки

Суды должны были проверить, могли ли управляющие своевременно обжаловать подозрительные сделки. Например, у них было достаточно времени, чтобы ознакомиться со всеми необходимыми материалами конкурсного производства.

Чтобы разрешить спор, необязательны судебные акты о том, что сделки или действия управляющих уже признавались незаконными. На отсутствие таких актов указывали Богинская и Прохоренко, но ВС счел такую тактику защиты бесполезной. Отсутствие судебного акта о недействительности сделок не мешает суду оценить потенциальную судебную перспективу такого иска, отмечается в определении «второй кассации».

Кредиторам стало легче, управляющим сложнее

Верховный суд фактически снял с истца обязанность доказывать размер убытков. Если суд не видит причинно-следственной связи между действиями управляющих и ущербом в заявленном размере, он должен сам рассчитать правильную сумму, а не отказывать в иске – так экономколлегия раскритиковала постановления апелляции и кассации. В то же время ошибки допустила и первая инстанция: она взыскала убытки солидарно (а надо было устанавливать вину управляющих по отдельности) и без учета доли банка в общем реестре кредиторов. Заново рассмотреть дело с учетом замечаний «второй кассации» предстоит Арбитражному суду Москвы.

ВС облегчил задачу кредиторам и повысил риск взысканий с арбитражных управляющих, комментирует управляющий партнер независимой юргруппы «Стрижак и Партнеры» Максим Стрижак: для доказывания убытков не нужно иметь “промежуточных” судебных актов и необязательно рассчитывать их точный размер (если для этого не хватает информации). Это очередной шаг к усилению ответственности управляющих, с которых на практике редко взыскивают убытки, соглашается Глушаков. В то же время основные элементы, которые предлагает доказывать ВС, носят “в высшей степени оценочный характер”, отмечает адвокат. Например, это “наличие достаточных оснований полагать сделки недействительными” и “высокая вероятность признания сделок недействительными”. По мнению Глушакова, это может позволить заявителю легко преодолеть бремя доказывания и перекладывать его на ответчика.

5 ошибок, за которые с арбитражного управляющего могут взыскать убытки

Содержание статьи:

В силу ч. 4 ст. 20.4 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.

В январе-сентябре 2017 года средний размер взыскания убытков с арбитражных управляющих составил 16,12 миллиона рублей, увеличившись в 5 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

При этом суммы взыскиваемых с арбитражных управляющих убытков, могут достигать колоссальных размеров. Так, по данным, представленным Caselook, с конкурсного управляющего ООО «Редом» Подпорина П.П. были взысканы убытки в размере более 800 миллионов рублей (см. Определение Верховного суда от 25.09.2017 г. № 309-ЭС17-12715 (1,2) по делу № А60-52059/2011).

Такого рода внимание законодателя и правоприменителя к проблематике ответственности арбитражных управляющих обусловлено широким кругом их полномочий. Поэтому и ответственность, налагаемая них, достаточно велика. Зачастую арбитражные управляющие в своей работе как будто ходят по минному полю.

Поскольку круг обстоятельств, свидетельствующих о неисполнении или ненадлежащем исполнении возложенных на арбитражного управляющего обязанностей, строго законодателем не очерчен, обратимся к наиболее распространенным ошибкам.

Конечно, бывает так, что загрузка не позволяет арбитражному управляющему контролировать весь банкротный процесс «от и до», но при этом вероятность привлечения к ответственности в форме возмещения убытков стремительно растет.

Так, в одном из дел конкурсный управляющий передал третьему лицу электронный носитель с ЭЦП, с помощью которого последнее перечислило со счета должника денежные средства в отсутствие обязательственных отношений.

Верховный суд в данном случае указал, что передача возложенных на арбитражного управляющего в деле о банкротстве обязанностей на третьих лиц не освобождает его от ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 20.4 Закона о банкротстве (см. п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016).

Даже если действия арбитражного управляющего выглядят справедливо с точки зрения здравого смысла, это еще не значит, что с него не будут взысканы убытки.

Так, в одном из дел арбитражный управляющий, выплатив заработную плату работникам должника за один месяц, не перечислил в бюджет соответствующую сумму НДФЛ, а перешел к расчетам по заработной плате за следующий месяц.

Кассационный суд подтвердил выводы нижестоящих инстанций о наличии в действиях арбитражного управляющего оснований для привлечения к ответственности в виде взыскания убытков по ст. 20.4 Закона о банкротстве (см. п. 20 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Естественно, что в силу своего высокого профессионального статуса арбитражный управляющий должен отлично ориентироваться не только в законодательстве, но и в судебной практике. Однако зачастую законодатель немногословен, а практика противоречива. Если арбитражный управляющий выберет неверный способ защиты права и тем самым причинит имущественный вред кредиторам и иным лицам, с него могут быть взысканы убытки.

Однако отчаиваться не следует. Бывает, что суды встают на сторону арбитражных управляющих даже в весьма спорных ситуациях.

Добившись признания недействительными договоров, заключенных с должником, арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением об исключении из реестра требований кредиторов контрагентов по оспоренной сделке. Отказывая в удовлетворении указанного заявления, суд указал, что подобного рода исключение возможно путем пересмотра судебного акта о включении спорных требований в реестр по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. При этом арбитражный управляющий с соответствующим заявлением своевременно не обратился, в связи с чем конкурсные кредиторы обратились в суд с заявлением о взыскании с арбитражного управляющего убытков.

Верховный суд отказался признать бездействие арбитражного управляющего неправомерным и взыскать с него убытки, поскольку выбор неверного способа защиты права был выбран арбитражным управляющим в связи с противоречивостью судебной практики.

Даже если о выбывшем из собственности должника имуществе арбитражный управляющий просто не знал, с него могут быть взысканы убытки.

По одному из дел, представленному в Caselook, имущество должника было передано по договору, в котором подпись арбитражного управляющего была подделана. При этом суд кассационной инстанции обязал его возместить убытки (см. Определение Арбитражного суда Уральского округа от 12.10.2015 по делу № А60-13467/2004). Основанием тому послужило непроведение арбитражным управляющим повторной инвентаризации имущества. Конкурсный управляющий положился на результаты инвентаризации, проведенной его предшественниками и не обладал сведениями о наличии отчужденного имущества в собственности должника.

Правда, вывод суда кассационной инстанции удалось успешно обжаловать в Верховном Суде ввиду высокой сложности данного банкротного дела (должник обладал имуществом во многих регионах, а число конкурсных кредиторов превышало две тысячи).

В случаях, когда вред имуществу должника причинен третьим лицом, непринятие арбитражным управляющим мер по обеспечению сохранности имущества может стать основанием для наложения на него ответственности в форме возмещения убытков.

Так, в деле № А60-31123/2016 с арбитражного управляющего были взысканы убытки ввиду приемки им предмета аренды, принадлежащего должнику, с недостатками. При этом, при передаче арендатором арендованного имущества никаких претензий относительно недостатков от арбитражного управляющего не поступило. Данное обстоятельство привело к последующей реализации предмета аренды на торгах по цене вдвое ниже рыночной.

Таким образом, арбитражным управляющим следует быть чрезвычайно внимательными и осторожными при исполнении своих обязанностей, ведь цена ошибки в прямом смысле этого слова может быть для них чрезвычайно высока.

Статья подготовлена с помощью сервисов Право.ru:

Casebook — мониторинг банкротств и проверка контрагентов.
Caselook — поисковая система для анализа судебной практики и формирования правовой позиции.

ВС сформулировал правила взыскания убытков с арбитражных управляющих

Москва. 2 ноября. INTERFAX.RU — Желание Сбербанка наказать арбитражных управляющих за оставшиеся в силе сомнительные сделки дало возможность Верховному суду сказать новое слово в толковании законодательства о банкротстве. Он дал подробные указания, как следует рассматривать дела об убытках, причиненных управляющими.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ опубликовала мотивы своего решения по делу «Сбербанк против арбитражных управляющих Богинской и Прохоренко». «Хочется просто поаплодировать Верховному суду за это определение», — заявил «Интерфаксу» старший юрист BGP Litigation Илья Сорокин. По его словам, ВС затронул в этом документе много нюансов правоприменения: и исчисление сроков исковой давности, и обоснование размера убытков, и распределение ответственности за совместно причиненный вред, и преюдициальную силу судебных актов по обособленным смежным делам, и механизм удовлетворения требований конкурсных кредиторов, и правила распределения денежных средств.

«Это дело отражает текущий подход ВС РФ к детальному рассмотрению споров с участием арбитражных управляющих. Он как бы намекает судам первых трех инстанций, что пора прекратить заниматься судейской профанацией и вспомнить о реальных задачах судопроизводства», — говорит И.Сорокин. Мнение о большом значении этого дела для судебной практики разделяет адвокат инвестиционной компании А1 Кирилл Ермоленко. «Нечасто встречаются ситуации, когда ВС подвергает критике все судебные акты нижестоящих инстанций. Теперь предстоит начать дело фактически с чистого листа, но уже с учетом подробных указаний», — сказал он «Интерфаксу».

Распределение взысканного

Ключевой проблемой в рамках этого спора, по мнению старшего юриста адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Юлии Бобровой, является определение того, в чью пользу взыскиваются убытки. Сбербанк требовал себе с конкурсных управляющих ООО «Агис Сталь» Лидии Богинской и Анны Прохоренко солидарно 65 млн рублей из-за того, что они своевременно не оспорили продажу 51% акций ЗАО «Муромэнергомаш». Эта сделка была сомнительной: пакет ушел за 4,54 млн рублей, хотя ООО «ФинЭкспертиза-Оценка» оценивало его стоимость в 1,127 млрд рублей (следующий конкурсный управляющий все-таки опротестовал ее, но ему отказали из-за пропуска исковой давности — ИФ).

Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск, но судьи ВС указали, что тут первая инстанция поступила неверно. «Взыскав в пользу банка убытки без учета его доли в общей сумме требований кредиторов третьей очереди, суд неправильно применил нормы права», — говорится в определении.

Сбербанк не мог получить всю сумму убытков, следует из определения, а только часть, соответствующую его доле в общем размере долга. Расчеты с кредиторами производятся исходя из принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований, отмечает руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. Об этом говорится в обзоре судебной практики ВС РФ № 1 (2017), напоминает она.

У судов было два варианта действий. «Взыскать всю сумму убытков в пользу должника, и тогда поступившая в конкурсную массу сумма была бы распределена пропорционально между всеми кредиторами действующим конкурсным управляющим, или же, в случае взыскания убытков в пользу конкурсного кредитора-заявителя, суд должен был самостоятельно определить размер суммы убытков такого кредитора, исходя из соотношения размера его требования по отношению к реестру кредиторов», — сказала Ю.Боброва.

Активная роль суда

Принятое в пользу Сбербанка решение не устояло в вышестоящих инстанциях. Девятый арбитражный апелляционный суд не увидел причинно-следственной связи между действиями управляющих и фактом причинения убытков в заявленном размере. Арбитражный суд Московского округа согласился с апелляцией.

Здесь апелляция и кассация допустили ошибку, следует из определения ВС. «Закон не позволяет суду отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности», — говорится в документе. В этом случае суд обязан определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности, указали судьи ВС.

Суды часто отказывают в удовлетворении претензий к арбитражным управляющим в полном объеме из-за сложности доказывания размера убытков, констатирует управляющий партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин. «Возможно, данное разъяснение станет причиной сокращения процента отказов на данном основании», — предполагает он.

Суд и вероятность

То, что спорные сделки не были признаны недействительными, не является препятствием для рассмотрения вопроса об убытках, следует из определения ВС. В нем говорится, что надо было «установить вероятность признания спорных сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу». К.Ермоленко называет это положение документа «наиболее примечательным».

Тезис о том, что отсутствие судебного акта [о недействительности сделок — ИФ] не препятствует судам оценивать вероятностные судебные перспективы, является относительно новым в практике оценки правомерности действий арбитражных управляющих, отмечает И.Сорокин. Ранее, по его словам, такой подход встречался не так часто и преимущественно в судах первой и апелляционной инстанций.

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

В рамках проведения процесса несостоятельности физического либо юридического лица судом назначается человек, уполномоченный производить действия, направленные на организацию мероприятий, результатом которых станет удовлетворение требований кредиторов, а также контроль сохранности собственности дебитора. Естественно, что полномочия, которые на него возлагаются — достаточно серьезные, поэтому за их некорректное выполнение предусмотрена некоторая ответственность. В данной статье рассмотрим, как происходит взыскание убытков с арбитражного управляющего.

Обязанности управляющего

Деятельность данного должностного лица сводится к выполнению следующих мероприятий:

  • организация действий, направленных на определение финансового состояния задолжавшего человека и на обеспечение сохранности имущества;
  • выполнение детального рассмотрения и оценки материального положения несостоятельного лица;
  • оформление и сохранность списка исковых требований, его выдача по запросу суда или кредиторов;
  • установление случаев административных нарушений прав, а также информирование об этом соответствующих служб;
  • написание исковых требований в судебное учреждение, причем подсудность играет решающее значение при определении места, куда необходимо направлять документацию;
  • предоставление возможности вести рациональные и целенаправленные траты денег во время выполнения профессиональной деятельности;
  • выполнение оценки обстоятельств, в результате которых заемщик стал банкротом, и выяснение, не были ли они фиктивными;
  • привлечение аккредитованных учреждений для исполнения взятых на себя обещаний во время судебных слушаний и пр.

В случае невыполнения или недобросовестного исполнения обязательств, установленных в ФЗ-127 от 2002 года, арбитражного управляющего вправе привлечь и к административной, и к уголовной ответственности, освобождению либо временному отстранению от работы.

Правовая составляющая вопроса

Кандидатура управляющего выбирается на основе главных требований, указанных в ст.20.2 ФЗ-127. Дело в том, что любая саморегулируемая компания вправе утвердить свою процедуру выбора человека, который будет выполнять дела управляющего.

Выбранный на данную должность гражданин должен знать и руководствоваться законодательством нашей страны в области банкротства, а также:

  1. налоговым;
  2. уголовным;
  3. административным;
  4. гражданским кодексами.

Освободить либо отстранить человека от занимаемого места возможно лишь в порядке, который определен в статье 20.5 Закона о несостоятельности.

Когда возникает ответственность конкурсного управляющего?

Управителю обычно грозит наказание административного характера за данные нарушения прав других людей и организаций:

  • причинение ущерба собственности несостоятельного человека;
  • сокрытие информации о собственности и состоятельности заемщика, а также предоставление ложных сведений об этом;
  • предоставление заведомо неверной информации, касающейся бухгалтерской отчетности либо других документов;
  • нарушение установленного порядка очередности выполнения требований займодателей, в результате которого определенному лицу (либо лицам) были предоставлены необоснованные преимущества;
  • ненадлежащее выполнение собственных обязанностей, которое утверждено законом о несостоятельности и пр.

Арбитражного управляющего вправе отстранить от выполнения им собственных обязательств ввиду превышения его полномочий либо невыполнение установленных законом требований по причине заявления следующих лиц :

Даже в том случае, когда постановление суда будет отменено, это не является причиной для восстановления бывшего управляющего в его правах.

СРО вправе отстранить должностное лицо от выполнения своих обязанностей, когда будут найдены нарушения, связанные с его профессиональной деятельностью. Например, срок ответственности истек, срок выплаты периодических взносов пропущен.

Арбитражному управляющему требуется возместить ущерб, нанесенный дебитору и конкурсным кредиторам. Если было совершено преступление (экономическое либо гражданское), в отношении управляющего возникает уголовная ответственность.

Что доказывает незаконность действий управляющего?

Исходя из сложившейся практики, можно увидеть, что достаточно часто происходят случаи, когда заявления участников процесса несостоятельности об отстранении управляющего от работы и назначении ему соответствующего наказания бывают отклонены. Главной причиной для отказа обычно является отсутствие состава преступления либо недостаточность собранных доказательств.

Снять арбитражного управляющего возможно лишь тогда, когда на него собрано достаточно много серьезных доказательств.

Прежде чем подавать на арбитражного управляющего в суд, необходимо собрать весомые доказательства, подтверждающие неправомерность его действий, чтобы была возможность привести судье четкие доводы:

  • организовать ведение дел управляющего таким образом, чтобы он представлял отчет о своей деятельности один раз за месяц. Благодаря этому у коллегии кредиторов появляется возможность самостоятельно проверять те действия, которые выполняет должностное лицо и своевременно отслеживать правонарушения;
  • составить комитет заявителей, чтобы постоянно проверять и направлять в нужное русло работу управляющего;
  • сразу же по установлению факта незаконных действий составлять обращение в арбитражный суд;
  • если отклонения от стандартной схемы работы незначительны, можно пожаловаться в СРО либо Росреестр. Благодаря претензиям, оформленным в письменном виде, у суда появится общая картина о выполнении обязанностей управляющего;
  • вести тщательную проверку целевой траты денежных средств, предназначенных для перечисления вознаграждений аккредитованным людям, которых привлек управитель. Дело в том, что случаи, при которых управитель сознательно завышает им гонорар, встречаются достаточно часто;
  • отслеживать действия арбитражного управляющего обязаны все конкурсные кредиторы. Ведь непосредственно именно они заинтересованы в правомерном ведении дела и только благодаря общему мнению будет результат.

Направляя в суд жалобу на работу управляющего, необходимо делать это как можно быстрее. Чем дольше откладывать этот вопрос на потом, тем меньше вероятность удовлетворения требований заявителя. Лучше, если в ходатайстве будет участвовать большее число кредиторов.

Возмещение ущерба в суде

Судебная практика показывает, что процедура возмещения урона, который был нанесен в результате внеправовых действий управляющего, не регулируется законодательством в части банкротства. Именно по этой причине условия возмещения затрат происходят на основании ст. 15 ГК. Причем нанесенный ущерб нельзя рассматривать в качестве классификации, указанной в Кодексе. По факту это сочетание некоторых типов урона:

  • реального;
  • упущенных выгод;
  • нарушения прав граждан.

Каких-то критериев, влияющих на срок составления обращения для возмещения урона, нанесенного в результате действий управляющего, нет. Моментом правонарушения считается тот день, когда оно было совершено. В результате был нанесен ущерб участникам судебного процесса.

В соответствии с имеющейся судебной практикой напрашивается вывод о том, что возмещение ущерба с арбитражного управляющего в пользу должника в определенных ситуациях может происходить во время процедуры банкротства. А чаще всего — после того, как закончится конкурсное производство.

Решить, необходимо ли взыскать с арбитражного управляющего убытки, может только суд.

Данная практика установилась как следствие общего требования законодательства нашей страны, касающегося соблюдения очередности выполнения имеющихся требований кредиторов. Другими словами, до окончания процедуры банкротства невозможно дать оценку тому, удовлетворены ли исковые требования полностью и какой размер ущерба.

Процедура взыскания имеющихся убытков с конкурсного управляющего в деле о банкротстве установлена Постановлением пленума ВАС за номером 91. Возмещение ущерба, который был нанесен гражданам, участвующим в судебных разбирательствах, производится на основе судебного решения из денег фонда компенсации СРО. Требования о выплате компенсации могут предъявить самому управляющему, а также произвести его путем перечисления из средств, положенных на страхование.

Когда управитель не соглашается на выполнение требований и не предпринимает никаких действий с целью решения данного вопроса за 30 дней, у заявителя появляется возможность обращения в СРО. Для этого необходимо подготовить документацию, подтверждающую неправомерные действия управляющего. Величина возмещения в данном случае будет ограничена пятью миллионами рублей в контексте каждой ситуации нанесения ущерба.

Почему суд может принять отрицательное решение по возмещению ущерба?

Обращения займодателей, касающиеся взыскания компенсационных перечислений по ущербу, оказавшемуся результатом управления должностного лица, арбитражный суд может и отклонить. Стоит выделить главные причины, которые обычно служат отказом для удовлетворения требований займодателей:

  1. всецелое выполнение конкурсных требований;
  2. состав преступления отсутствует, т.к. не выявлено никаких нарушений;
  3. адресат не соответствует указанной в заявлении информации. К примеру, управляющего нет в этой СРО;
  4. нет судебного решения по такому нарушению;
  5. комплект документов, на основании которых напрашиваются определенные выводы, передан не полностью и пр.

Госпошлина

Для рассмотрения заявления, в результате которого примут решение о взыскании ущерба с управляющего или отказано в данной процедуре, взимается госпошлина. Ее величина определяется в зависимости от норм налогового кодекса нашей страны.

Заключение

Процедура банкротства представляет собой сложное разбирательство, при котором рассматриваются интересы всех сторон. Вне рамок дела о банкротстве взыскивать ущерб с управляющего нельзя. Чтобы требования кредиторов были удовлетворены в полном объеме, они обязаны контролировать все действия управляющего, а также вовремя говорить о привлечении человека к ответственности. Достичь необходимого результата получится исключительно на основании представленных достоверных доказательств.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector