В триаду правомочий собственика не включается

Крутанская триада правомочий

Читайте также:

  1. Elsevier (платформа Science Direct)
  2. I. Определение единиц территорий, приближенных к населению со статусом самоуправляемой общности.
  3. IV—первой половины VII в. 1 страница
  4. А. Б. Агапов 1 страница
  5. А. Б. Агапов 14 страница
  6. А. Б. Агапов 15 страница
  7. А. Б. Агапов 16 страница
  8. А. Б. Агапов 17 страница
  9. А. Б. Агапов 18 страница
  10. А. Б. Агапов 28 страница
  11. А. Б. Агапов 3 страница
  12. А. Б. Агапов 30 страница

Понятие и содержание права собственности.

Билет 45.

Понятие интеллектуальной собственности

Интеллектуальная собственность (конвенция ВОИС 1967 г. ст. 2) – права, относящиеся к следующим объектам: произведения науки, литературы, искусства, произведения, фонограммы, промышленные образцы, товарные знаки, фирменные наименования, коммерческие обозначения и т.д. (перечень открытый).

Интеллектуальная собственность(ст. 1225 ГК) – следующие результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации: произведения, товарные знаки и т.д. Ст. 1226 ГК на интеллектуальную собственность признаются интеллектуальные права.

Интеллектуальная собственность – подотрасль ГП, которая делится на институты. Французский подход:

— литературная и художественная собственность

— промышленная собственность (изобретения)

— коммерческая собственность (товарные знаки и т.д.)

— авторское право, смежные права

— право средств индивидуализации участников делового оборота

— нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности (право топологии интегральных микросхем, право на ноу-хау, селекционные достижения)

Научные открытия и конкуренция также охраняются интеллектуальной собственностью.

ИТОГО: Интеллектуальная собственность = интеллектуальное право = право интеллектуальной собственности. И все это в разных смыслах — подотрасль гражданского права.

Вообще собственность – это определенное экономическое отношение, которое имеет правовое оформление.

Право собственности может быть рассмотрено в объективном и в субъективном смысле. В первом случае речь идет о юридическом институте — совокупности правовых норм, значительная часть которых, имея гражданско-правовую природу, входит в подотрасль вещного права. Однако в институт права собственности включаются не только гражданско-правовые нормы, поэтому Суханов считает, что право собственности в объективном смысле представляет собой не гражданско-правовой, а комплексный (многоотраслевой) институт права, в котором, однако, преобладающее место занимают гражданско-правовые нормы.

В субъективном смысле право собственности, как и всякое субъективное право, есть возможность определенного поведения, дозволенного законом управомоченному лицу. С этой точки зрения оно представляет собой наиболее широкое по содержанию вещное право, которое дает возможность своему обладателю — собственнику, и только ему, определять характер и направления использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное хозяйственное господство и устраняя или допуская других лиц к его использованию.

Суханов: Собственность – это отношение принадлежности, присвоенности материальных благ, заключающееся в установлении над ними такого хозяйственного господства, которое позволяет собственнику по своей воле устранять или допускать всех прочих лиц к использованию своего имущества, самостоятельно определяя характер такого использования.

Щенникова:Право собственности– этозакрепленная за субъектами возможность совершать в отношении имущества любые действия по своему усмотрению неся бремя содержания имущества, одновременно не превышая пределов, установленных правопорядком, не нарушая прав и законных интересов других лиц и не нанося ущерба окружающей среде.

Гаврилов выделяет признаки права собственности: 1. Право собственности – вещное право.

2. наиболее полное вещное право. 3. наиболее широкое вещное право. 4. наиболее устойчивое вещное право 5. наиболее эластичное вещное право 6. специфический субъективный состав 7. специфический объект – собственность 8. наличие условных правомочий 9. собственное усмотрение в реализации правомочий 10. свобода и самостоятельность при реализации правомочий 11. реализации правомочий по своей воли независимо от воли других лиц.

Ст.209 – содержание права собственности.

Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Владение – основанная на законе возможность фактического обладания вещью.

Пользование – основанная на законе возможность извлечения полезных свойств вещи.

Распоряжение – основанная на законе возможность определения юридической судьбы вещи. В правомочие распоряжения включается: отчуждение вещи; передача имущества в аренду, ссуду, наем; передача в залог, в доверительное управление, в хозяйственное ведение и оперативное управление; передача земельного участка в пожизненное наследуемое владение и постоянное бессрочное пользование; установление сервитута; уничтожение вещи.

(***Суханов: «Неоднократно предпринимавшиеся попытки дополнить эту «триаду» другими правомочиями, например правомочием управления, оказались безуспешными. При более тщательном рассмотрении такие «правомочия» оказываются не самостоятельными возможностями, предоставляемыми собственнику, а лишь способами реализации уже имеющихся у него правомочий, т.е. формами осуществления субъективного права собственности»).

У собственника одновременно концентрируются все три указанных правомочия. Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному законному владельцу имущества, например доверительному управляющему или арендатору.

Важная особенность правомочий собственника заключается еще и в том, что они позволяют ему исключать, устранять всех других лиц от какого-либо воздействия на принадлежащее ему имущество, если на то нет его воли.

Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

(Это важно. Суханов вообще определяет, что сведение права собственности к абстрактной «триаде» правомочий владения, пользования и распоряжения не всегда характеризует реальное содержание предоставляемых собственнику возможностей. Дело, следовательно, заключается не в количестве и не в названии правомочий, а в той мере реальной юридической власти над своим имуществом, которая предоставляется и гарантируется собственнику действующим правопорядком. Так, Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. в ст. 92 формально наделял одинаковыми правомочиями владения, пользования и распоряжения всех собственников, хотя по своему характеру и возможностям осуществления правомочия государства-собственника не шли ни в какое сравнение с правомочиями «личных собственников» — граждан, подвергнутыми многочисленным ограничениям. С этой точки зрения главное, что характеризует правомочия собственника в российском гражданском праве, — это возможность осуществлять их по своему усмотрению (п. 2 ст. 209 ГК), т.е. самому решать, что делать с принадлежащим имуществом, руководствуясь исключительно собственными интересами, совершая в отношении этого имущества любые действия, не противоречащие, однако, закону и иным правовым актам и не нарушающие прав и законных интересов других лиц. В этом-то и состоит существо юридической власти собственника над своей вещью).

Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

Возможны ограничения (пределы) осуществления права собственности, предусмотренные законом или договором.

Ст. 210: Собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Ст. 211: Риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Право собственности – это закрепленное за субъектом гражданского права возможность совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия по своему усмотрению, неся бремя содержания имущества, одновременно не превышая пределов, установленных правопорядком, не нарушая прав и законных интересов других лиц и не нанося ущерба окружающей природной среде. Это наиболее широкое по содержанию вещное право.

Формы собственности. Ст. 8, 212 ГК: В Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Н.А.Куркова: государственная, муниципальная и частная формы.

В.Г.Голубцов: нет форм собственности, есть только субъекты.

Е.А.Суханов: форма собственности – это исключительно экономическая категория отношения по присвоению материальных благ→частная и публичная.

Дата добавления: 2015-05-10 ; Просмотров: 400 ; Нарушение авторских прав? ;

2.3. В ст. 209 гк закреплена триада правомочий собственника:

История формирования «триады правомочий»:

Впервые она была сформулирована в 1813г. В.Г. Кукольником, а в 1832 году законодательно введена М.М. Сперанским. Впервые оно было законодательно закреплено в 1832 г. в ст.420 т. Х ч. 1 Свода законов Российской империи (вступил в силу 1.01 1835) откуда затем по традиции перешло и в ГК 1922 и 1964 гг., и в Основы гр. законодательства 1961 и 1991 гг., и в ГК РФ.

Перечнь правомочий собственника, закрепленном в иностранном законодательстве.

Так, согласно Германского гражданского уложения собственник «может распоряжаться вещью по своему усмотрению и отстранять других от всякого воздействия на нее»; в соответствии со ст. 544 Французского гражданского кодекса собственник «пользуется и распоряжается вещами наиболее абсолютным образом»; в англо-американском праве, не знающем в силу своего прецедентного характера легального (законодательного) определения права собственности, его исследователи насчитывают до 10-12 различных правомочий собственника, причем способных в разных сочетаниях одновременно находиться у различных лиц, и т. д.

Правомочие владения — это юридически обеспеченная возможность хозяйственного господства собственника над вещью.

Владение вещью может быть:

1. Законным называется владение, которое опирается на какое-либо правовое основание, т.е. на юридический титул владения. Законное владение часто именуют титульным.

2. Незаконное владение на правовое основание не опирается, а потому является беститульным. Вещи, по общему правилу, находятся во владении тех, кто имеет то или иное право на владение ими. Указанное обстоятельство позволяет при рассмотрении споров по поводу вещи исходить из презумпции законности фактического владения. Иными словами, тот, у кого вещь находится, предполагается имеющим право на владение ею, пока не доказано обратное.

Незаконные владельцы подразделяются на:

1. Владелец добросовестен, если он не знал и не должен был знать о незаконности своего владения.

2. Владелец недобросовестен, если он об этом знал или должен был знать.

В соответствии с общей презумпцией добросовестности участников гражданских прав и обязанностей (п.3 ст.10 ГК) следует исходить из предположения о добросовестности владельца.

Деление незаконных владельцев на добросовестных и недобросовестных имеет значение при расчетах между собственником и владельцем по доходам и расходам, когда собственник истребует свою вещь с помощью виндикационного иска (ст.303 ГК), а также при решении вопроса, может ли владелец приобрести право собственности по давности владения или нет (ст.234 ГК).

Правомочие пользования — это юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств в процессе ее личного или производительного потребления.

Пользование имуществом включает получение от него плодов, продукции и доходов (ст.136 ГК), которые прирастают к первоначальной собственности.

Правомочие распоряжения — это обеспечиваемая законом возможность определять судьбу имущества посредством совершения разного рода юридических сделок: сдавать имущество внаем, дарить, продавать и т.д.

Распоряжением являются уничтожение имущества собственником ввиду его износа или ненадобности, а также отказ от права собственности, о чем прямо говорится в ст.236 ГК. Собственник может обременять свое имущество, передавая его в залог либо соглашаясь установить в отношении него временный или постоянный сервитут, что ограничивает его правомочия собственника. По истечении срока обременения право собственности восстанавливается в полном объеме.

2.4. Власть собственника в отношении принадлежащей ему вещи не безгранична.

А.Г. Калпин, А.И. Масляев считают, что всеобъемлющий характер права собственности не исключает возможность его ограничения. Необходимость ограничений обусловливается социальной функцией права собственности, которая присуща ему в современном обществе. Ограничения состоят:

а) в обязанности собственника чего-либо не делать из того, что он мог бы по содержанию права собственности делать. Это пределы осуществления права собственности.

б) В обязанности что-либо терпеть со стороны других, чего он, по содержанию права собственности, мог бы и не допускать. Такое ограничение собственника заключается в обременении его имущества вещными правами, в связи с чем, они именуются также ограниченными правами. Ограничения (обременения) прав: сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда, арест имущества.

Ст.210 ГК подчеркивается необходимость для собственника нести бремя содержания своего имущества, если только законом или договором это бремя или его часть не возложены на иное лицо (например, охрана сданного внаем имущества — на нанимателя, управление имуществом банкрота — на конкурсного управляющего и т.д.).

Собственник несет также риск случайной гибели или порчи своего имущества, т.е. его утраты или повреждения при отсутствии чьей-либо вины в этом (ст.211 ГК). По сути, этот риск также составляет часть указанного выше бремени собственника. Перенос риска случайной гибели или порчи имущества на других лиц возможен по договору собственника с ними (например, по условиям конкретного арендного договора или по договору страхования), а также в силу указания закона (примеры см. п.1 ст.343 ГК, п.1 ст.616 ГК, п.2 ст.891 ГК).

Переход риска случайной гибели может быть установлен в силу закона – примеры: ст. 600, 669, 696, п.7 ст.720 ГК, п.1 ст.741 ГК;

п.6 ст. 4 ФЗ РФ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ»: «риск случайной гибели или случайного повреждения объекта долевого строительства до его передачи участнику долевого строительства несет застройщик»

п.8 ст. 3 ФЗ РФ «О концессионных соглашениях»: «концессионер несет риск случайной гибели или случайного повреждения объекта концессионного соглашения с момента передачи ему этого объекта, если иное не установлено концессионным соглашением. »

абз. 2 п.1 ст.11 ФЗ РФ «О соглашениях о разделе продукции»: «в течение срока действия соглашения инвестор несет бремя содержания находящегося в его пользовании имущества и риск его случайной гибели или случайного повреждения)».

Традиционная триада правомочий собственника не включает в себя

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Традиционная триада правомочий собственника не включает в себя». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

О невозможности дать более или менее полный перечень (каталог) правомочий собственника говорится в цивилистической литературе уже давно. О. С. Иоффе, ссылаясь на А. В. Венедиктова и других цивилистов, предлагает совершенствовать законодательное определение субъективного права собственности по трем основным направлениям: 1) определение должно касаться только юридический отношений собственности и выражаться посредством формулы: отношение к объектам вещных прав как к своим; 2) реализация этого субъективного права выходит за рамки указанных в законе основных правомочий собственника; 3) с помощью триады правомочий нельзя отграничить право собственности от других субъективных вещных прав.

Признавал владение правом и профессор Гетингенского университета доктор Иеринг. Сущность его теории состоит в следующем: владение есть реальность собственности, видимость ее или выражение извне. Также владение можно определить как укрепление собственности, а защита владения представляет собой необходимое «дополнение» защиты собственности.

В п. 1 ст. 209 ГК правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для русского гражданского права «триады» правомочий: владения, пользования и распоряжения.

Классическая триада правомочий собственника не включается

Л. Ю. Василевская, анализируя право собственности по германскому законодательству, отмечает, что при конструировании понятия права собственности разработчики Германского гражданского уложения отказались от перечисления правомочий собственника. При этом большое внимание уделяется «отрицательной» стороне определения права собственности.

Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления.

Более того, обозначение правомочий собственника как «триады» возможностей свойственно лишь нашему национальному правопорядку. Впервые оно было законодательно закреплено в 1832 г. в ст. 420 т. X ч. 1 Свода законов Российской империи*(347), откуда затем по традиции перешло и в Гражданские кодексы 1922 и 1964 гг., и в Основы гражданского законодательства 1961 и 1991 гг., и в ГК РФ. В зарубежном законодательстве имеются иные характеристики этого права.

Еще по теме 2. Содержание правомочий собственника:

По замечанию А. А. Рубанова, определение конкретного содержания права собственности характерно в большей степени для нормативной модели разделенного права собственности, когда на одну и ту же вещь существуют два и более прав собственности и законодатель вынужден это учитывать при определении содержания каждого права.

Важность и значимость отношений собственности закреплены в Конституции РФ, которая устанавливает ряд принципиальных положений о собственности.

На основе проведенного анализа мы можем сделать вывод о том, что собственность как юридическая категория представляет собой отношения владения, пользования и распоряжения объектом собственности, отражающие вышеуказанные общественные отношения в нормах права. И именно во взаимосвязи сторон отношения собственности приобретают свою специфику и качественную определенность.
Правомочие владения — это основанная на законе (т.е. юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своём хозяйстве (фактически обладать им).

Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному законному владельцу имущества, например арендатору. Ведь последний не только владеет и пользуется имуществом собственника-арендодателя по договору с ним, но и вправе с его согласия сдать имущество в поднаем (субаренду) другому лицу или, например, внести в имущество значительные улучшения, существенно изменив его первоначальное состояние, т.
Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путём изменения его принадлежности, состояния или назначения (отчуждение по договору, передача по наследству, уничтожение и т.д.).
Право собственности как основное вещное право: Г ражданский кодекс Российской Федерации в настоящее время не содержит определения права собственности и раскрывает это понятие посредством триады правомочий собственника.
Под правомочием владения понимается основанная на законе (т.е. юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное иму­щество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им, числить на своем балансе и т.п.). Правомочие пользования представляет собой основанную на зако­не возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использо­вания имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления.

Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления. Оно тесно связано с правомочием владения, ибо в большинстве случаев можно пользоваться имуществом, только фактически владея им.

В цивилистической литературе неоднократно высказывались сомнения в необходимости определения всех возможных правомочий собственника. В ходе проводимого исследования мы неоднократно указывали конкретные ситуации, в которых нельзя было вести речь о реализации перечисленных в законе правомочий собственника. Так, понимание владения как фактического обладания вещью исключает опосредованное владение собственника, владение им вещью по праву. При осуществлении правомочия пользования может идти речь о потреблении (уничтожении) вещи. И мнения цивилистов относительно того, к какому правомочию отнести потребление вещи, расходятся. Аналогичная ситуация и с характеристикой правомочия распоряжения. Г ражданский кодекс Российской Федерации в настоящее время не содержит определения права собственности и раскрывает это понятие посредством триады правомочий собственника.

Более того, обозначение правомочий собственника как «триады» возможностей свойственно лишь нашему национальному правопорядку. Впервые оно было законодательно закреплено в 1832 г. в ст. 420 т. X ч. 1 Свода законов Российской империи1, откуда затем по традиции перешло и в Гражданские кодексы 1922 и 1964 гг., и в Основы гражданского законодательства 1961 и 1991 гг., и в ГК РФ. В зарубежном законодательстве имеются иные характеристики этого права.

Принимая во внимание разработки вопросов содержания права собственности, осуществленные представителями англосаксонской правовой системы, например уже проанализированные нами соответствующие положения У. Маттеи и А. Оноре, можно утверждать, что перечень правомочий собственника будет дополняться и совершенствоваться.

У собственника одновременно концентрируются все три указанных правомочия. Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному законному владельцу имущества, например арендатору. Ведь последний не только владеет и пользуется имуществом собственника-арендодателя по договору с ним, но и вправе с его согласия сдать имущество в поднаем (субаренду) другому лицу или, например, внести в имущество значительные улучшения, существенно изменив его первоначальное состояние, т.е. в известных рамках распорядиться им.

На наш взгляд, данная теория имеет историческое значение, так как это первая научная попытка к уяснению места владения вправе, хотя впоследствии она была подвергнута критике и признана несостоявшейся. По учению Ганса, владение — не факт, а право, и вследствие этого защитой владения охраняется «начинающаяся» собственность.

2. Содержание правомочий собственника

Так, в соответствии с российским законодательством частный собственник не вправе использовать предоставленный ему земельных участок не по целевому назначению или отчуждать его лицам, которые не смогут обеспечить продолжение такого использования (например, для сельскохозяйственного производства). При несоблюдении экологических требований и нерациональном землепользовании он рискует вообще лишиться своего участка земли. Строго целевое назначение имеют также жилые помещения — жилые дома, квартиры и т.д. То есть, в своей совокупности названные правомочия исчерпывают все предоставленные собственнику возможности. Предпринимались попытки дополнить вышеуказанные правомочия другими, например, правомочиями управления, но оказались безуспешными, поскольку такие «правомочия» оказываются не самостоятельными возможностями, предоставляемыми собственнику, а только способами реализации уже имеющихся у него правомочий, то есть формами осуществления субъективного права собственности.

У собственника одновременно концентрируются все три указанных правомочия. Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному законному владельцу имущества, например арендатору. Ведь последний не только владеет и пользуется имуществом собственника-арендодателя по договору с ним, но и вправе с его согласия сдать имущество в поднаем (субаренду) другому лицу или, например, внести в имущество значительные улучшения, существенно изменив его первоначальное состояние, т. е. в известных рамках распорядиться им.
Встречается точка зрения, что понятие права собственности не может быть раскрыто посредством перечисления правомочий — составных частей права собственности .

В своей совокупности названные правомочия исчерпывают все предоставленные собственнику возможности. Теоретические попытки дополнить эту «триаду» другими правомочиями, например правомочием управления, оказались безуспешными.
Л. В. Щенникова, анализируя конструкцию права собственности по Германскому гражданскому уложению, Французскому гражданскому кодексу, Швейцарскому гражданскому кодексу, отмечает следующее. Иностранный законодатель не перечисляет все правомочия собственника, при формулировании определения права собственности делается акцент на наличие волевого элемента, а именно на осуществление права собственности по своему усмотрению. Вместе с тем законодательство предоставляет абсолютную защиту собственнику.

В п. 1 ст. 209 ГК правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для русского гражданского права «триады» правомочий: владения, пользования и распоряжения. Под правомочием владения понимается основанная на законе (т.е. юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им, числить на своем балансе и т.п.). Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления. Оно тесно связано с правомочием владения, ибо в большинстве случаев можно пользоваться имуществом, только фактически владея им.

Ф. П. Будкевич пришел к выводу, что владение есть право и что оно не может быть отделимо от права, так как составляет непременное следствие этого права. ——————————— См.

Статья 8 Конституции РФ гласит: в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Хочу также отметить, что у собственника одновременно концентрируются все три указанных правомочия, но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а, например, тому, кто является арендатором собственности, так как он не только владеет и пользуется имуществом собственника — арендодателя, но и вправе с его согласия сдать имущество в субаренду другому лицу или внести в имущество значительные улучшения, существенно изменив его первоначальное состояние, то есть распорядиться им. Следовательно, сама по себе «триада» правомочий ещё недостаточна для характеристики прав собственника.
Суть казуса состоит в том, что вследствие процедур объявления возможности экспроприации в публичных интересах и вытекающих из них запретов на реконструкции собственники в значительной мере лишились возможности продать, передать в залог (по рыночной цене) и полностью перестраивать свои дома. В то же время право передать по наследству, по-видимому, не было затронуто. В меньшей степени затронуто и право на дарение. Хорошо видно, насколько беспомощной здесь оказалась бы не только терминология и идеология, но и юридическая техника, исходящая из истинности «триады». В конечном счете суд оперирует понятиями, относящимися к собственности как к целому: право стало ненадежным (precarious), упала стоимость объектов недвижимости.

Гражданское право

Содержание правомочий собственника

В п. 1 ст. 209 ГК правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для русского гражданского права «триады» правомочий: владения, пользования и распоряжения. Под правомочием владения понимается основанная на законе (т.е. юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им, числить на своем балансе и т.п.).

Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления. Оно тесно связано с правомочием владения, ибо в большинстве случаев можно пользоваться имуществом, только фактически владея им. Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения (отчуждение по договору, передача по наследству, уничтожение и т.д.).

В своей совокупности названные правомочия исчерпывают все предоставленные собственнику возможности. Теоретические попытки дополнить эту «триаду» другими правомочиями, например правомочием управления, оказались безуспешными. При более тщательном рассмотрении такие «правомочия» оказываются не самостоятельными возможностями, предоставляемыми собственнику, а лишь способами реализации уже имеющихся у него правомочий, т.е. формами осуществления субъективного права собственности.

У собственника одновременно концентрируются все три указанных правомочия. Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному законному владельцу имущества, например арендатору.

Ведь последний не только владеет и пользуется имуществом собственника-арендодателя по договору с ним, но и вправе с его согласия сдать имущество в поднаем (субаренду) другому лицу или, например, внести в имущество значительные улучшения, существенно изменив его первоначальное состояние, т.е. в известных рамках распорядиться им. Следовательно, сама по себе «триада» правомочий еще недостаточна для характеристики прав собственника.

Более того, обозначение правомочий собственника как «триады» возможностей свойственно лишь нашему национальному правопорядку. Впервые оно было законодательно закреплено в 1832 г. в ст. 420 т. X ч. 1 Свода законов Российской империи, откуда затем по традиции перешло и в Гражданские кодексы 1922 и 1964 гг., и в Основы гражданского законодательства 1961 и 1991 гг., и в ГК РФ. В зарубежном законодательстве имеются иные характеристики этого права.

Так, согласно § 903 Германского гражданского уложения собственник «может распоряжаться вещью по своему усмотрению и отстранять других от всякого воздействия на нее»; в соответствии со ст. 544 Французского гражданского кодекса собственник «пользуется и распоряжается вещами наиболее абсолютным образом»; в англо-американском праве, не знающем в силу своего прецедентного характера легального (законодательного) определения права собственности, его исследователи насчитывают до 10-12 различных правомочий собственника, причем способных в разных сочетаниях одновременно находиться у различных лиц, и т.д.

Наконец, даже признание за собственником «триады правомочий» не всегда свидетельствует о широте содержания предоставленных ему возможностей. Так, в соответствии с российским законодательством частный собственник не вправе использовать предоставленный ему земельных участок не по целевому назначению или отчуждать его лицам, которые не смогут обеспечить продолжение такого использования (например, для сельскохозяйственного производства).

При несоблюдении экологических требований и нерациональном землепользовании он рискует вообще лишиться своего участка земли. Строго целевое назначение имеют также жилые помещения — жилые дома, квартиры и т.д. Поскольку жилые помещения предназначены лишь для проживания граждан, их использование в иных целях, в частности для размещения различных контор (офисов), складов, производств и т.д., хотя бы и по воле или с согласия их собственника, допускается только после перевода этих помещений в нежилые в установленном законом порядке.

Ведь использование названных недвижимостей всегда так или иначе не только затрагивает интересы соседей или других окружающих собственника лиц, но и имеет большое социальное значение в условиях их сохраняющегося дефицита. Поэтому установление целевого назначения для соответствующих объектов и связанное с этим ограничение возможностей их собственников служит обеспечению важного публичного интереса. При этом собственник вовсе не лишается своих правомочий. Речь идет об установлении законом определенных границ содержания самого права собственности, которое в любом случае не может быть беспредельным.

Возможны и ограничения (пределы) осуществления права собственности, предусмотренные законом или договором. Так, права приобретателя (собственника) недвижимого имущества (плательщика ренты) по договору пожизненного содержания с иждивенцем исключают для него возможность отчуждать или иным образом распоряжаться приобретенным в собственность имуществом без согласия своего контрагента (получателя ренты).

Это служит одной из гарантий интересов последнего на случай прекращения обязательства из-за серьезного нарушения своих обязанностей плательщиком ренты. В такой же ситуации находится и залогодатель, остающийся собственником отданной в залог вещи, но по общему правилу лишенный возможности распоряжаться ею без согласия залогодержателя.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector