В каких облостях больше всего отцов одиночек

Отцы-одиночки в России. Справка

Законодательством РФ понятие «одинокий отец» не предусмотрено. Практика показывает, что таким отцом считается мужчина, имеющий одного ребенка или нескольких детей, мать которых умерла, пропала без вести, лишена родительских прав, долгое время пребывает в лечебном учреждении, оставила детей отцу при разводе, находится в местах лишения свободы.

Под лицами, воспитывающими детей без матери, следует понимать отцов, воспитывающих детей без матери; мужчин, воспитывающих без матери усыновленных ими детей; опекунов и попечителей, воспитывающих детей без матери; отчимов, воспитывающих детей без матери; приемных отцов, воспитывающих детей без матери.

Обычно это мужчина в возрасте до 40 лет с высшим образованием. У большинства из них один ребенок и они живут в городе.

В США и странах Западной Европы «отцовских» семей – 10-15% от общего числа семей с одним родителем. Рекордсменом является Франция: с папами здесь живут почти 20% детей в возрасте 13-16 лет.

По словам руководителя и основателя Ассоциации одиноких отцов «Мапулечки Москвы» Николая Белоусова, никто не знает сколько таких пап проживает в России. В Минздравсоцразвития РФ РИА Новости подтвердили, что регулярный учет этой категории отцов на федеральном уровне не ведется.

Впрочем, статистика все же существует. Согласно некоторым данным, из 150 родителей одиночек – 149 мам и только 1 отец.

По оценке российской правозащитной ассоциации «Отцы и дети», в стране насчитывается около 300 тысяч одиноких пап.

По другим сведениям, в России около 800 тысяч отцов одиночек.

По данным Всероссийской переписи населения, проведенной Федеральной службой государственной статистики (Росстатом) в 2002 году, число семей в России, состоящих из отца с детьми, составляет – 684 067. Сбор этих данных происходит в стране раз в десять лет, пояснили специалисты Росстата.

Льготы и пособия для одиноких отцов

В отечественном законодательстве нет термина «одинокие отцы». Однако формально папа, который вынужден один воспитывать ребенка, может рассчитывать на те же социальные выплаты, госгарантии и пособия, которые получают одинокие матери, поскольку родители в равной степени наделены правами в воспитании детей, уверяют в Минздравсоцразвития РФ.

Трудовое законодательство не оставляет такую категорию граждан без внимания, вводя одиноких отцов, воспитывающих детей без матери, в защищенную законом группу. Тот факт, что Россия ратифицировала Конвенцию Международной организации труда «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящихся с семейными обязанностями», сделал легально возможным распространение льгот и гарантий, предусмотренных для матерей-одиночек, на одиноких отцов и лиц с семейными обязанностями.

Трудовым законодательством РФ предусмотрены следующие гарантии и льготы в области трудовых отношений:

При сверхурочной работе привлечение отца-одиночки, воспитывающего ребенка до 5 лет, допускается с его письменного согласия. При этом отец вправе отказаться от таких работ.

Данная категория родителей не может привлекаться к работе в ночное время и в тех случаях, когда на ночное время приходится только часть рабочего времени, например, в вечерних сменах, заканчивающихся позже 22 часов. Отказ лица с семейными обязанностями от работы в ночное время не считается нарушением.

Если в связи с необходимостью ухода за детьми одинокий родитель не может работать полное рабочее время, работодатель обязан заключить с ним трудовой договор на неполный рабочий день. При этом в трудовой книжке данный момент не указывается.

По соглашению сторон неполное рабочее время может быть установлено как постоянно, так и на определенный срок. Например, до достижения ребенком конкретного возраста или на период учебного года. В приказе о приеме одинокого родителя указывается продолжительность рабочего времени и его распорядок в течение рабочего дня или недели.

Направление в командировки отцов, воспитывающих детей без супруги в возрасте до пяти лет, допускается только с их письменного согласия.

Не допускается расторжение трудового договора с одинокими отцами с ребенком до четырнадцати лет, ребенком инвалидом за исключением увольнения по пунктам 1, 5 8, 10, 11 части первой статьи 81 ТК РФ и пункту 2 статьи 336 ТК РФ. То есть увольнение отца одиночки возможно лишь по виновным основаниям и при ликвидации организации.

Согласно российскому законодательству, отцу, воспитывающему детей без матери, может быть назначена пенсия по случаю потери кормильца (если жена умерла), через суд назначаются алименты (если жена оставила детей), отец имеет право на получение детских пособий.

Согласно постановлению Правительства РФ от 30 декабря 2006 г. «О порядке выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал» отец или усыновитель ребёнка имеет право получить «материнский» капитал в случаях смерти женщины, объявления ее умершей, лишения родительских прав в отношении ребенка, в связи с рождением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, совершения в отношении своего ребенка (детей) умышленного преступления, относящегося к преступлениям против личности, а также в случае отмены усыновления ребенка, в связи с усыновлением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки.

Право на дополнительные меры государственной поддержки у указанного лица не возникает, если он является отчимом в отношении предыдущего ребенка, очередность рождения которого была учтена при возникновении права на дополнительные меры государственной поддержки, а также если ребенок, в связи с рождением (усыновлением) которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки, признан в порядке, предусмотренном Семейным кодексом Российской Федерации, после смерти матери (усыновительницы) оставшимся без попечения родителей.

Право на «материнский» капитал также имеет мужчина, являющийся единственным усыновителем второго, третьего ребенка или последующих детей, ранее не воспользовавшийся правом на дополнительные меры государственной поддержки, если решение суда об усыновлении вступило в законную силу начиная с 1 января 2007 г.

При возникновении права на дополнительные меры государственной поддержки у таких лиц не учитываются дети, в отношении которых они были лишены родительских прав или в отношении которых было отменено усыновление, а также усыновленные дети, которые на момент усыновления являлись пасынками или падчерицами данных лиц.

По мнению специалистов Минздравсоцразвития РФ, региональные власти вправе устанавливать дополнительные выплаты для определенных категорий населения, в том числе и для одиноких отцов. Поддержка из региональных бюджетов может быть оказана в виде ежемесячных пособий, а также в качестве адресной социальной помощи, например, выдачи единого социального билета на проезд в общественном транспорте и другие.

В последние годы в России создаются Центры помощи отцам. Там одинокие родители могут получить квалифицированную медицинскую, юридическую и психологическую помощь.

Центры для пап в Москве

Ассоциация Одиноких Отцов «Мапулечки Москвы»
Руководитель – Белоусов Николай Борисович.
Ассоциация существует с 1990 года, оказывает моральную, психологическую, консультационную и иную помощь неполным семьям, в которых детей воспитывает один отец.

Адрес: 117133, г. Москва, почтовое отделение Москва 133, до востребования, Белоусову Николаю Борисовичу.

Российская правозащитная организация «Отцы и дети»
Президент Ассоциации – Тюрин Георгий Васильевич.
Основное направления деятельности: правовая защита детей и их отцов.

«Школа для Пап и Мам»
Услуги для пап: тренинг и консультации «Как удачно выбрать жену», в том числе с учетом специфических потребностей отцов, самостоятельно воспитывающих детей; программа для будущих и молодых отцов «Я – папа»; тренинг «Партнер в родах»; программа «Вдвоем с малышом» – для пап, самостоятельно воспитывающих детей; психологические консультации отцов по вопросам построения отношений с детьми в связи с разводом; психологические консультации отцов по вопросам построения отношений с детьми во вновь созданной семье.

Контактная информация: Москва, Софийская набережная, д.34, стр.4, офис 137

Мужская психологическая группа «Мужской круг»
Группа встречается еженедельно циклами по 12 встреч (3 месяца) по вторникам с 20:00 до 24:00.
Ведущий – Глеб Лозинский, психолог, тренер Федерации психодраматических тренинговых институтов.
Адрес: Москва, ул. Б. Грузинская, д. 40, стр. 1.

Аналогичные центры созданы в Санкт Петербурге, Воронеже, Мурманске, Петрозаводске, Ростове на Дону, Ставрополе, Екатеринбурге, Тюмени, в Красноярском и Алтайском краях, в Чувашской республике.

Каково быть отцом-одиночкой в России (3 фото)

Павел Соболев. Воспитывает 6-летнюю дочь Анастасию

«Мы с Настиной мамой не были в официальном браке. Жили вместе, а потом родилась дочь. Когда ей было 2,5 года, жена молча ушла. Потом вернулась, сказала, что лечилась от алкоголизма и вылечилась. А через какое-то время забрала все вещи, пока дома никого не было, и ушла насовсем. Первое время Настя плакала, ночами просыпалась, звала маму. Я ее успокаивал, но вообще старался не заводить разговор о маме. А потом у нее из памяти как будто стерся образ, и она просто абстрактно спрашивала: «Когда у нас будет мама?» Я боялся, что жена будет мучить дочь своими внезапными появлениями и еще более внезапными исчезновениями, и поэтому перебрался из Подмосковья в Москву. Устроился кладовщиком — по специальности я дизайнер, быстро работу было не найти. Снял комнату у женщины-пенсионерки, пристроил дочь в частный садик, а когда там карантин или праздники, с ней безвозмездно сидит хозяйка. Когда мы с женой расстались, я позвонил теще, сказал, что мы ее всегда ждем в гости, что я могу внучку к ней привозить когда угодно, а она, недоумевая, спросила: «Зачем?» С моей матерью у меня тоже непростые взаимоотношения, она сидит с Настей, только если ее совсем не с кем оставить.

Я не могу сказать, что после ухода жены мне было очень трудно с дочкой. Думаю, матери-одиночки просто много ноют и преувеличивают. Дочка держит в тонусе. Так бы приходил с работы и загорал вечерами под телевизором. А так по будням обычно просыпаемся, по-солдатски быстро умываемся, одеваемся, завтракает дочка уже в саду, закидываю ее туда и бегу на работу, потом забираю вечером домой, готовим ужин, идем гулять, приходим домой, смотрим мультики, купаемся, заплетаем косу на ночь (это ответственная процедура, я всегда минут по 15 вожусь) — и спать. Единственное неудобство — все время приходится отпрашиваться с работы, чтоб забрать Настю вовремя из садика, начальник от этого не в восторге, но входит в положение. В выходные мы обычно куда-нибудь выбираемся на весь день. На речку, в зоопарк, пикники часто в парке устраиваем. Бывает, объединяемся с моими друзьями, у которых тоже дети. Если нет глобальных планов, то просто высыпаемся, она мультики смотрит, рисует, я делаю генеральную уборку и готовлю. Ходить отдыхать куда-то с мужиками у меня нет потребности. От кого отдыхать? От родной дочери? Бывает, хочется просто пройтись в одиночестве, подумать о своем, но когда Настя уезжает в санаторий или еще куда-то, я уже на второй день по ней скучаю.

С личной жизнью все просто — ее нет. Я выбираю женщину относительно интересов своей дочери. При этом если жениться на женщине с ребенком, то понятно, что свое чадо у нее всегда будет на первом месте, а я не хотел бы, чтобы Настя была в роли бедной падчерицы. А если выбирать женщину, у которой нет детей, то откуда у нее опыт общения с детьми и знание, что с ними делать? Да и к тому же многие женщины сами моментально испаряются, как только узнают, что у меня на руках маленький ребенок.

Что касается питания, Настя ест всю «взрослую» еду. Но я готовлю обычно только то, что она любит. Да я и сам уже полностью подстроился под ее вкусы. Что заказывает, то и готовлю. Несколько вечеров подряд можем рисовую кашу с бананами есть.

А еще она начала интересоваться косметикой, на день рождения мне целую косметичку заказала. Я очень долго выбирал из детской косметики, чтоб цвета понежнее и состав невредный. Потом пришлось учить пользоваться. Я ж дизайнер как-никак. Сидели с ней, показывал, как за края не заступать, когда губы красишь, как румянами пользоваться, чтоб щеки были не как у матрешки, как тени аккуратно накладывать. Я во всем стал ей мамой. Только вот нежности в полной мере, как женщина, все равно не могу дать. От женщин же прям исходит тепло. Упадет ребенок — они его тут же приголубят. А когда Настя падает, я ее ставлю на ноги и говорю, что по пустякам только дурочки плачут. И она бежит дальше.

Кстати, наша мама недавно объявилась. Говорит, соскучилась. Три года не вспоминала, а тут вдруг. Приходила тайком в мое рабочее время, играла с Настей. Даже на пару дней забирала к себе на выходные, все было нормально. А потом как-то мне в понедельник утром воспитательница из сада позвонила, сказала, что мать ее не привела. Я жене звоню, а она мне пьяным голосом говорит: «Я тебе ее не отдам!» Что поделать, пришлось звать полицию и забирать Настю».

Алексей Помазов. Воспитывает 14-летнюю дочь Дарью

«Я жил в Донбассе, встречался с девушкой, у меня была точка на рынке, но в один чудесный день я лишился своего бизнеса. Устроился на шахту, там ничего не платили, только еду в столовой можно было брать домой. Девушка очень настаивала на свадьбе, я ее любил, но как жениться, если есть нечего? Тогда мы предохранялись противозачаточными таблетками, и когда я в очередной раз сказал, что со свадьбой придется повременить, она, не предупредив, перестала принимать эти таблетки и тут же забеременела. Что было делать? Сразу поженились. Как только родился ребенок, я поехал в Москву на заработки на три месяца, устроился тут на ТЭЦ. Деньги жене высылал на подгузники и на все, что ей было нужно.

А потом приехал домой и выяснил, что она сожительствует с нашим соседом сверху, пьет, постоянно ходит по барам. Я бы, наверное, понял, если бы она ушла к крутому парню, но она связалась с безработным алкоголиком. Времени выяснять отношения тогда не было — ребенка нужно было кормить, и я снова уехал на заработки. Каждый раз возвращался и видел, что дочка лежит одна, зареванная, а жена с бутылкой в обнимку. Я не выдержал и подал в суд, чтобы забрать ребенка себе, но у нас суд всегда на стороне матери. Доказать, что она злоупотребляет алкоголем, практически невозможно — нужно, чтобы она добровольно прошла обследование, а она, естественно, отказалась. Я много лет пытался что-то доказать в суде и по-человечески упросить жену отдать мне дочь — долгое время это не приносило результатов.

В итоге мне удалось обустроиться в Москве, и дочка переехала ко мне. Поначалу было много проблем с ее поведением в школе — в Донбассе она росла почти на улице. Чтобы держать руку на пульсе, я стал членом родительского комитета ее класса — вместе с мамочками готовлю все школьные мероприятия. Классный руководитель, слава богу, мужчина, он хорошо меня как отца понимает, дает дельные советы. Большая проблема, конечно, в том, что у дочки сейчас переходный возраст, начинаются отношения с мальчиками, и ей бы хотелось поделиться этим с мамой, может, посоветоваться, как с подружкой.

Я всеми силами пытаюсь для нее стать этой подружкой, но тщетно. Она ко мне относится исключительно как к отцу и крайне редко во что-то посвящает. Все чаще хитрит, с кем-то тайком уходит, кого-то тайком приводит. А еще мне нелегко ее инструктировать по поводу женской интимной гигиены и выбора прокладок, о средствах контрацепции, объяснять, что интимные отношения сейчас под строгим запретом. Обычно эти беседы выглядят так: усаживаю ее, начинаю вещать, она краснеет и нервничает, я смущаюсь, и мы расходимся. Если идем по магазинам покупать ей вещи — тоже целое приключение. Она, как сорока, выбирает яркую одежду со стразиками, блестяшками, а я стараюсь купить что-то практичное и немаркое. Была бы у нас мама, она бы прививала ей вкус.

Я пытаюсь приучить ее заниматься женскими делами по дому. Учу, как правильно убирать, гладить. Заставляю учиться готовить, а она ни в какую, ленится. Бывает, назло приготовит что-нибудь невкусное, тогда и я принципиально другой еды не покупаю — едим невкусное, чтоб неповадно было.

Суд по лишению жены родительских прав мы наконец-то почти выиграли. Сейчас это уже легче — жена за восемь лет ни разу не появилась ни в поликлинике, ни в школе. В украинской школе даже меня на собраниях видели чаще, чем ее. Недавно говорил с ней по скайпу, потом попросил, чтоб поговорила с дочкой хоть немного, она неохотно согласилась, а когда дочь подошла, та спросила, много ли задают в школе, есть ли к ней еще вопросы, пожелала удачи и положила трубку.

Я до последнего не хотел лишать ее прав, но для того, чтобы мне забрать дочь с Украины в Россию, нужно, чтобы жена, как мать, подписала бумаги, а она отказывалась. Так что я был вынужден. К тому же если не лишить ее прав, то, когда дочке исполнится 18 лет, она подаст в суд и обяжет содержать себя (она всю жизнь не работает). Я на алименты на нее не буду подавать даже — в лучшем случае суд обяжет ее выплачивать по тысяче рублей в месяц, зачем мелочиться».

Владимир Баранов. Отец троих сыновей, 12-летнего Василия, 17-летнего Алексея и 22-летнего Сергея

«Жена умерла от рака, и я остался с сыновьями один. Она долго болела, за ней нужен был постоянный уход.

Мы с ней очень разбаловали детей: поначалу заставить кого-то из сыновей прибраться было целой трагедией. С нами еще моя больная мама живет. Я постоянно опаздываю на работу из-за того, что по утрам подолгу их всех кормлю и собираю. После смерти жены первое время вообще жили в невероятном хаосе. За моей мамой нужен постоянный уход, а вторая бабушка не сильно тянется к внукам. Теперь мы уже более-менее распределили дежурства по дому, кто за что отвечает. У нас царит эдакая казарменная романтика. Один картошку чистит, другой каждые три дня пылесосит, третий посуду моет. Потихоньку выдрессировал, навел порядок и дисциплину.

Мой старший сын учится в духовной семинарии, средний в колледже по живописи, а младший пока ищет себя. Он смерть мамы тяжелее всего перенес. Даже учиться хуже стал. Ему необходимо было тепло, а я его не мог согреть. Я не привык к особенным проявлениям нежности. В нашей семье жена была такая добрая, ласковая, а я по натуре серьезный человек. Вот этому мне было труднее всего научиться. Младший сын, когда недополучал этого от меня, шел к старшему брату. А он у нас такой мягкий и добрый. Младший долго за ним ходил хвостом, как утенок за уткой, мог ночью прийти к нему и просто лежать сбоку молча. Потом я тоже начал более нежно с детьми себя вести. Оказалось, младшему иной раз требовалось, чтоб я просто полежал с ним на кушетке вечером, обсудил его проблемы. Кажется, будто это просто, но это не совсем так.

Несмотря на то что дети уже не маленькие, я вижу, что, после того как мама умерла, в доме все рухнуло. Без нее стало не так тепло. Даже идеально убранная квартира кажется совсем неуютной, да и порядка хватает всего на день».

«Раздражает, когда советуют найти жену». Как растят детей отцы-одиночки

Истории мужчин, которые воспитывают своих детей самостоятельно.

По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, в России около 650 тысяч семей, в которых дети растут без матери. Среди одиноких мужчин 87% имеют одного ребёнка, 12% – двух, 1% – трёх и более детей. Эксперты говорят, что количество отцов-одиночек с каждым годом становится всё больше.

Ушла за хлебом и не вернулась

«Сказала, что устала от такой жизни и начинает всё с чистого листа. Готова платить алименты, но не жить с нами, – вспоминает мужчина. – Наверное, и я был виноват – сильно гулял, веселился, то уходил из семьи, то возвращался. Только когда она ушла, понял, как сложно ей было практически одной растить детей. Я даже не задумывался, что их надо учить всему. Со стороны казалось, они сами учатся, в том числе держать ложку и разговаривать. А ещё накормить, собрать в школу и садик, постирать, приготовить, снова накормить, уложить спать – и так по кругу каждый день. До сих пор удивляюсь, как женщины всё успевают. В первые месяцы думал, сойду с ума».

Мужчина признается, несколько раз срывался и начинал пить. Но однажды старший сын сказал ему, что они лучше пойдут в детдом, чем ещё раз увидят отца таким. Валентин завязал.

«Стыдно признаваться, но до ухода супруги сам хотел бросить семью и уехать, – говорит он. – А сейчас не представляю, как вообще можно оставить ребёнка? Считаю, что всем мужчинам надо больше заботиться о своих детях, влезать во все «подробности» их взросления!».

Где мама?

Александр М. растит двух дочерей. Первая супруга умерла от рака, когда дочери исполнился год. Он снова женился, родилась ещё одна дочь. А вскоре жена начала «гулять». Однажды ушла за хлебом и не вернулась. Полиция нашла супругу Александра: она жила с другим мужчиной… После развода девочки остались с отцом.

Многие отцы не женятся заново. Боятся, что новая супруга невзлюбит ребенка. Александр С. потерял жену в аварии и теперь растит 6-летнего Максима сам.

«Так у многих бывает – женятся, рожают, и первые дети становятся чужими. Я такого для своего сына не хочу, – говорит мужчина. – Ну да, я отец-одиночка, и что? Женщины же справляются. Вот и я всё делаю сам, стараюсь даже бабушек не напрягать. Самое сложное было вначале, когда он плакал, спрашивал: «где мама?», да когда я по инстанциям ходил, бумажки собирал и всякие документы оформлял. А сейчас научился всему, что нужно. Раздражает, когда люди советуют найти новую жену или говорят, что ребенку обязательно нужна мать. Как будто я – никто, и что бы ни делал – все впустую. Я все могу сам».

Поменялись ролями

«Папам-одиночкам психологически приходится сложнее, чем женщинам, – говорит психолог Елена Самирова. – Женщины умеют делать несколько дел одновременно. Папам непросто держать в уме, работу, дом, заботу о детях, все бытовые трудности. При этом в обществе мужчина – сильный, не жалуется, не просит о помощи, со всеми проблемами справляется сам. Ему сложнее попросить помощь и поддержку у окружающих, обращаться в социальную или психологическую службы. В результате отцы часто изолируют себя от общества, замыкаются. Ученые из Канады вообще в ходе исследований выяснили, что одинокие отцы преждевременно умирают в три раза чаще матерей-одиночек. Все из-за того, что с ежедневным стрессом они справляются хуже, чем женщины. Еще одна сложность в том, что нужно быть не только папой, но и мамой. А это немного иная поддержка, любовь, нежность и ласка».

По мнению экспертов, в современном обществе родители меняются ролями, и это уже не редкость. «Сегодня наблюдается трансформация семейных ценностей, – считает кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии политических и социальных процессов Ольга Безрукова. – Идет пересмотр традиционных гендерных отношений. Мужчины становятся более активными в отцовской роли, женщины в создании карьеры и профессиональной ориентации. Также стало больше случаев, когда женщина уходит из семьи, по разным причинам. Более того, по статистике, сейчас после развода в 10% случаев, ребенок остаётся с отцом. При этом часто родителям одиночкам все равно помогают их родные и близкие. Опросы показывают, что молодые люди готовы сидеть в декретном отпуске с детьми. Они открыты к изменениям, к получению нового опыта и тоже могут получать удовольствия от процесса воспитания, обучения, общения с ребенком».

Научно-
образовательный
портал IQ

«Осколочные» семьи явление частое, но временное

Перепись одинокого материнства

Юридический статус одинокой матери – во многом вопрос самоопределения или договоренности с партнером. Он далеко не всегда отражает реальное семейное положение женщины, подчеркивает заместитель директора Института демографии НИУ ВШЭ Сергей Захаров в статье «Одинокое материнство».

Обладательница справки из ЗАГС по форме № 25 («одинокая мать») вполне может счастливо жить в партнерском союзе, в том числе с отцом своего ребенка. И наоборот: разведенные женщины, дети которых растут без отцов, в неполной семье, по букве закона матерями-одиночками не считаются.

Работа о феномене одинокого материнства в России опирается на данные Росстата – переписи населения 1989, 2002 и 2010 годов, на сведения по ежегодной регистрации новорожденных в ЗАГСах и на исследование «Родители и дети, мужчины и женщины в семье и в обществе» (РиДМиЖ; часть международного исследовательского проекта «Generations and Gender Programme», координируемого Европейской экономической комиссией ООН, а в России – Независимым институтом социальной политики).

Вот некоторые итоги исследования:

  1. В 1989 году число матерей-одиночек не превышало 2 млн. А в 2010 г почти достигло 3 млн. За 20 лет «армия» матерей-одиночек выросла в полтора раза.
  2. Доля таких женщин в общей численности матерей в России не превышает 18%.
  3. Доля детей до 18 лет, воспитываемых матерями-одиночками, в общей численности детей этого возраста – около 15%.
  4. Матери-одиночки часто кооперируются с родственниками – живут с ними единым сложным домохозяйством. Это и моральная опора, и экономия денег.
  5. У российских детей все больше шансов вырасти в семье с отчимом.

Формальные и реальные матери-одиночки

Кризис семьи, рост разводов, депопуляция – именно в таком контексте обычно обсуждается тема одинокого материнства. Однако, уточняет Сергей Захаров, здесь возможна терминологическая путаница. Мать-одиночка – это, по букве закона, женщина, родившая ребенка вне брака, при условии, что отцовство ребенка не установлено. То есть при регистрации ребенка в ЗАГС не было предъявлено совместное заявление родителей или нет решения суда об установлении отцовства. Разведенные и овдовевшие женщины с детьми матерями-одиночками не признаются.

В то же время женщины со статусом «одиночек», которые, тем не менее, живут в гражданском браке и воспитывают ребенка, хоть и без «отца на бумаге», но фактически – в полной семье, имеют право претендовать на пособия и льготы, полагающиеся обладательницам справки по форме № 25.

И вот один из неутешительных выводов статьи: чем сильнее государственная социальная поддержка одиноких матерей, тем больше желающих получить этот статус.

Меркантильный интерес или боязнь огласки адюльтера?

Родители ребенка, которые решили остановиться на варианте «мать-одиночка», могут руководствоваться и тем, и другим.

Судя по исследованиям РиДМиЖ, обычно и женщина знает, кто отец ребенка, и мужчина осведомлен обо всех своих детях, в том числе внебрачных. Поэтому выбор в пользу статуса матери-одиночки – это не только самоопределение женщины, но и некая договоренность между партнерами, подчеркивает Сергей Захаров.

Так, мужчина, который завел ребенка на стороне, может бояться огласки адюльтера и разрушения брака и договаривается с партнершей о своем «устранении» от отцовства. Однако выбор статуса матери-одиночки может объясняться и чисто меркантильными соображениями партнеров – их желанием получить дополнительные пособия и льготы.

Сергей Захаров приводит в пример красноречивый казус в Калужской области. Там с 1 января 2011 года Законодательное собрание установило щедрую поддержку матерям-одиночкам – пособие 5 тыс. рублей в месяц. Через год первые лица области раскаялись в этом. «Сам закон оказался антисоциальным, – заявил глава Заксобрания Виктор Бабурин. – К нам едут, регистрируются, получают пособия и уезжают». Число детей одиноких матерей в области в 2011 году увеличилось на 40%. При этом улучшения демографической ситуации не было, упало число регистрируемых браков. Власти Калужской области нашли выход: «новоявленным» матерям-одиночкам начислять в месяц уже только по 400 рублей.

Безотцовщина как социальная норма?

На федеральном уровне статистика по одинокому материнству не ведется. Поэтому оценить число матерей-одиночек можно лишь на основании данных о ежегодной регистрации новорожденных в ЗАГСах. За последние 20 с лишком лет Россия пережила всплеск «безотцовщины». Увеличилось число детей до 18 лет с юридическим статусом «без отца» – с 2,6 млн (1989 г.) до 3,9 млн (2012 г.). Их доля от общего числа детей до 18 лет возросла с 6,5% до 14,5% (рис.1).

Рисунок 1. Оценка ежегодной численности детей до 18 лет, зарегистрированных при их рождении на основании заявления одинокой матери, и их доля в общем числе детей до 18 лет. Россия, 1989-2012 гг.

Источник: Демографический ежегодник России 2010. М.: Росстат, 2010. Неопубликованные данные Росстата и расчеты С. Захарова на их основе.

Одинокие матери рожают неоднократно

У респонденток, которые в ходе исследования РиДМиЖ сообщили, что никогда не были замужем, или которые никогда не состояли в союзах с совместным проживанием партнеров, среднее число рождений существенно превышает единицу, отмечает Сергей Захаров.

Иначе говоря, «единственное дитя» матери-одиночки – это несколько архаичный стереотип. На женщин, которые не выходили замуж, приходится 1,3 рождений. На женщин, никогда не проживавших с партнером, – еще выше, 1,6.

Это сейчас сопоставимо с суммарным коэффициентом рождаемости в России – средним числом рождений на одну женщину репродуктивного возраста – 15-49 лет. Этот коэффициент составляет 1,58, по данным Росстата за 2011 год.

Атомизация семьи

Число одиноких матерей в России растет. В 1989 году по переписи населения их насчитывалось до 2 млн. В 2002 году – до 2,5 млн. В 2010 г перепись населения насчитала до 3 млн матерей, претендующих на юридический статус «одиночек».

В общей численности матерей таких женщин в 1989 году было 7-8%, в 2002 – 10-12%. 2010 год дает цифру 15-18% матерей-одиночек.

Впрочем, очевидно, что феномен одиноких женщин – это гораздо более широкое явление, чем «юридическое» одинокое материнство. Из-за разводов (или вдовства) становится все больше неполных семей. И далеко не все женщины с детьми сразу же вступают в новый брак. Неизбежно существуют так называемые «осколочные» семьи, в которых дети какое-то время живут только с матерью (с отцом после развода дети живут нечасто).

В исследовании Сергея Захарова подсчитано: в 2010 году одиноких женщин с детьми до 18 лет насчитывалось 5 млн. Неполные семьи с одинокими женщинами во главе составляли 24,1% от общего числа семейных ячеек.

В «осколочных» семьях в 2010 году воспитывались 6,2 млн детей до 18 лет, или четверть (25,5%) от общего числа детей, живущих в семьях. В городах больше разводов и, соответственно, больше семей-осколков.

Динамику одинокого материнства объясняет «большая» демография

С 2002 по 2010 год в картине одинокого материнства произошли, казалось бы, противоречащие друг другу изменения.

  1. Сократилось абсолютное число одиноких женщин с детьми до 18 лет (на 0,6 млн, или на 11%) и их доля в общем числе семей с детьми (с 26,8% до 21,1%) .
  2. Доля таких неполных семей увеличилась в общем числе всех типов семейных ячеек – полных и неполных, с детьми и без детей – с 22,9% до 24,1%. Подросла и доля детей до 18 лет, воспитываемых женщиной, не состоящей в браке – с 24% до 25,5%.

Такие разнонаправленные процессы объясняются демографией более общего порядка.

Во-первых, в возрастной структуре населения России произошло абсолютное и относительное сокращение числа женщин до 20 лет, которые характеризуются высоким риском рождения детей «без отца». Во-вторых, сокращалось и общее число семей при одновременном росте среди них числа бездетных супружеских пар. В итоге в общем числе семейных ячеек доля семей одиноких женщин с детьми до 18 лет повысилась.

Матери-одиночке проще жить с родственниками

Половина незамужних матерей с детьми живет в России в составе сложных домохозяйств и тем самым получает разного рода поддержку от родственников, отмечается в статье.

В постсоветские времена тенденция к «нуклеаризации» семей остановилась (нуклеарная семья предельно проста – включает супругов и их детей либо только супругов). Раньше молодые семьи старались отделиться. Сейчас родственники нередко съезжаются, чтобы вести хозяйство совместно (см. «Экономические кризисы сплачивают семью»). Это экономнее и обычно морально легче.

По переписи 2002 года, доля одиноких женщин с детьми всех возрастов, проживавших в составе сложных домохозяйств, составляла почти 41%. А по переписи 2010 года – 43%.

Гарантий от развода нет; но и одиночество преходяще

В России примерно каждая третья женщина, родившая первенца в полной семье, впоследствии имеет шанс воспитывать его какое-то время без мужа. А каждая третья мать-одиночка спустя какое-то время воспитывает ребенка уже в полной семье.

Неустойчивость брачного состояния постоянно повышалась у послевоенных поколений. Росла доля женщин, воспитывавших детей с разными мужьями. А значит, у детей повышались риски социализации (пусть временной) в неполной семье.

Для детей, рожденных матерью-одиночкой, средняя длительность воспитания в неполной семье сокращалась. Для детей, рожденных замужней матерью, средняя длительность воспитания в неполной семье, напротив, росла.

Так или иначе, условия социализации детей становятся все многообразнее, и это требует пристального внимания социологов, психологов и педагогов, заключает статью Сергей Захаров.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector