Условия домашнего ареста с браслетом

Домашний арест как мера пресечения. Условия домашнего ареста

Что собой представляет домашний арест? Можно ли выходить из дома, приглашать друзей, ездить в пределах города или ходить на работу? Также не все знают, можно ли общаться с другими людьми, как отслеживаются перемещения подозреваемого или органами власти. Все эти вопросы попробуем подробно осветить в этой статье.

Что подразумевается под понятием домашнего ареста

Это мера пресечения, применяемая судом к обвиняемому или подозреваемому в преступлении. Она назначается на основании статьи 107 УК Российской Федерации. Прибегают к ней, если существуют причины, по которым более мягкую меру пресечения применить невозможно. Например, если подозреваемому запрещено передвигаться по городу и встречаться с людьми без уведомления правоохранительных органов. Домашний арест как мера пресечения не имеет цель нарушать или ущемлять права человека. Ограничения, установленные судом, должны быть обязательно мотивированы. Обязательно сохраняются права подозреваемого на семейную и личную жизнь.

В чем суть домашнего ареста

Эта мера пресечения идентична заключению под стражу. Только при домашнем аресте гражданин находится по месту проживания, а не в камере. Он волен заниматься чем угодно на территории своего дома, однако покидать его не имеет права. Под домашним арестом подразумевается полная или частичная изоляция от общества. Но общаться с семьей и родственниками подозреваемый может. При этом он должен находиться в помещении, где проживает как собственник, наниматель или на других законных основаниях.

На гражданина налагаются запреты и ограничения, которые определяются судом в зависимости от тяжести его вины. Несмотря на то что он находится дома, над ним и за его действиями осуществляется полный контроль.

При назначении домашнего ареста учитывается состояние здоровья данного гражданина. Если возникла необходимость, его содержат в больнице. В таком случае она становится местом меры пресечения.

Домашний арест часто не подразумевает полную изоляцию от общества. Бывает, что ограничения касаются в основном общения и встреч со следующими лицами:

  • участниками судопроизводства (подозреваемыми, экспертами, свидетелями и т. д.);
  • родственниками участников процесса;
  • сослуживцами, друзьями и подчиненными.

Когда назначается эта мера пресечения

Она применятся только в том случае, если гражданин подозревается или обвиняется в совершении преступления, за которое суд может вынести решение о лишении свободы более чем на три года. За менее тяжкие преступления обычно берут подписку о невыезде, поручительство, залог. И домашний арест применяется в этом случае, только если подозреваемый нарушил предыдущую меру пресечения либо скрылся от следствия (или попытался это сделать).

Как происходит заключение под стражу

Если в отношении гражданина собираются избрать такую меру пресечения, то следователь может действовать только с согласия руководства, а дознаватель – по решению прокурора. После получения положительного решения в суд направляется ходатайство. Выносится постановление, направляющееся лицу, которое просило об этой мере пресечения. Второй экземпляр документа отправляется прокурору, занимающемуся контролем над домашним арестом обвиняемого или подозреваемого. Решение суда подлежит немедленному исполнению.

Постановление

В решении суда, когда избирается домашний арест как мера пресечения, обязательно четко прописываются все условия:

  • место, где будет находиться гражданин;
  • время, сколько подозреваемому или обвиняемому можно передвигаться вне дома;
  • срок;
  • ограничения;
  • запреты;
  • места, разрешенные для посещения;
  • ограничение на некоторые контакты и встречи.

Также может быть запрещено отправлять и получать почту, использовать мобильные телефоны, смартфоны и другие средства связи, включая интернет. Все эти ограничения законны, только если суд вносит их в свое постановление. Домашний арест может быть наложен на подозреваемого или обвиняемого как с полным перечнем перечисленного выше, так и с некоторыми отдельными пунктами.

Права граждан, находящихся под домашним арестом

Иногда условия могут быть изменены. Подозреваемому разрешается подавать прошения о смягчении меры пресечения, если на то есть веские причины, например, ему по состоянию здоровья нужно посещать поликлинику или больницу. Он может самостоятельно или через адвоката, дознавателя или следователя подать в суд такое ходатайство. Домашний арест в таком случае отменяют, вносят изменения в ограничения и запреты либо все условия остаются прежними.

Подозреваемый или обвиняемый имеет право использовать телефон для вызова спецслужб (скорой помощи, пожарных, полиции, сотрудников МЧС) или общения с контролирующими органами, а также следователем и дознавателем, которые занимаются его делом.

Сроки домашнего ареста

Сроки меры пресечения устанавливает суд. По законодательству домашний арест может быть установлен на время не более двух месяцев. Применяется он к подозреваемым или обвиняемым. Если предварительное следствие невозможно закончить в течение двух месяцев, и основания для отмены или изменения меры пресечения отсутствуют, то домашний арест может быть продлен на такой же срок. Но опять же только по решению суда.

Максимальный срок домашнего ареста, согласно закону, составляет 1,5 года. Более длительная мера пресечения незаконна, суд не имеет права ее устанавливать. Иными словами, двухмесячный срок домашнего ареста может продлеваться снова и снова, пока общее его время не составит 1,5 года.

Эта мера пресечения приравнивается к заключению под стражу в следственном изоляторе. По этой причине если гражданин приговорен решением суда к тюремному заключению, то время домашнего ареста должно быть вычтено из общего срока, назначенного осужденному. Например, человек находился под следствием с такой мерой пресечения год, ему по приговору положено 5 лет, соответственно, он будет находиться в заключении 4 года.

Контролирующие органы

Это уголовно-исполнительные инспекции, действующие на основании Постановления Правительства РФ. Согласно законодательству, они обязаны осуществлять контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте, указанном судом. А также за соблюдением данным гражданином всех ограничений и запретов, которые были включены в домашний арест.

Кто входит в контролирующие органы

Надзор за надлежащим судебным постановлением осуществляют сотрудники полиции, за которыми закреплены определенные районы города. Иначе их называют участковые инспекторы. Помимо них, контроль осуществляется и должностными лицами, в производстве которых находится уголовное дело, заведённое на данного гражданина. Они не только осуществляют надлежащий надзор, но и разъясняют условия домашнего ареста и последствия его нарушения. Помимо этого, должностные лица проводят и профилактические беседы с подозреваемым.

На что имеют право контролирующие органы

Для осуществления надзора за подсудимым сейчас применяется специальный браслет. Домашний арест также предполагает использование аудиовизуальных, электронных и других технических устройств.

Контролирующие органы (инспекции) имеют право вызывать граждан к себе для проведения следующих действий:

  • профилактических бесед;
  • объяснения условий исполнения меры пресечения;
  • проведения допроса по делу и выяснению всех вновь открывшихся обстоятельств;
  • выяснения причин нарушения ограничений и запретов.

Также инспекции имеют право посещать подозреваемого по месту, где он должен находиться (дом). В том числе и работу, если ему разрешено трудиться. Контролирующие органы вправе обращаться в прокуратуру, местное самоуправление и суды для решения возникших вопросов, которые связаны с исполнением условий домашнего ареста.

Обязанности контролирующих органов

Сотрудники инспекций должны разъяснять подозреваемым или обвиняемым условия домашнего ареста. А также доносить до них сведения, что они имеют право на отмену либо изменение меры пресечения. Если граждане, находящиеся под домашним арестом, изъявляют желание воспользоваться этим и подать ходатайство, то контролирующие органы обязаны представить его суду для рассмотрения.

Если подозреваемого или обвиняемого госпитализировали, то до тех пор, пока суд не вынес постановление об отмене действующей меры пресечения либо ее изменении, все запреты и ограничения продолжают действовать. Только местом меры пресечения теперь становится медицинское учреждение, куда был помещен гражданин. Инспекция обязана проконтролировать исполнение действующего предписания суда.

Условия домашнего ареста иногда предполагают необходимость перемещения подозреваемого или осужденного в органы предварительного следствия или заседания суда. В этом случае контролирующие органы обязаны его доставлять своим транспортом.

Если гражданин по предписанию суда должен быть полностью изолирован от общества, то все встречи с адвокатом проходят только по месту его проживания. Если подозреваемый или обвиняемый нарушил правила домашнего ареста, указанные в предписании, то контролирующие органы могут подать ходатайство в суд об изменении меры пресечения.

Электронный браслет как средство для надзора

Не так давно появилось электронное устройство, которое на основании постановления Правительства РФ обязаны носить люди, в отношении которых избрана подобная мера пресечения (домашний арест). Благодаря браслету отпала необходимость непосредственного наблюдения за человеком и дежурства возле дома подозреваемого полицейского патруля.

Электронный браслет незаметен для окружающих. Он представляет собой электронное устройство, которое надевают на подсудимого, мера пресечения для которого – ограничение свободы. Благодаря браслету отслеживается местонахождение гражданина. Он предназначен для длительного ношения и имеет встроенную систему, которая позволяет обнаружить несанкционированное снятие или вскрытие устройства.

Электронный браслет надевается на лодыжку. Корпус устройства герметичный, с электронными компонентами и замками. Также он является водонепроницаемым, соответственно, подозреваемый может пользоваться душем или принимать ванну.

Функции электронного браслета

Некоторое время назад было сложно контролировать такую меру пресечения, как домашний арест. В уголовном процессе по этой причине ранее отдавалось предпочтение заключению человека под стражу. Так как было достаточно трудно контролировать соблюдение правил домашнего ареста подозреваемым. Благодаря браслету следить за ним стало намного удобнее. Через установленные сотрудниками органов интервалы браслет посылает сигналы о перемещениях гражданина. При нарушении допустимой зоны передвижения сразу же посылается сигнал на пульт контроля. То же самое происходит при попытке снять браслет. Таким образом, контролирующие органы фиксируют все наущения и могут оперативно их пресекать.

При приближении к запрещенным для подсудимого местам браслет также отправляет сигналы на пульт операторов. Это могут быть зоны распития спиртных напитков, массовые мероприятия, определенные районы города и т. д. Стоит обратить внимание на тот факт, что обычно одного нарушения правил домашнего ареста вполне достаточно для изменения меры пресечения на более жесткую. Об этом человека предупреждают заранее. Исключения составляют случаи, когда подозреваемый нарушил правила по ошибке.

Домашний арест: что можно и что нельзя

Совсем недавно, каких-то девять лет назад в России применили новую судебную практику, давно известную и широко используемую по всему миру. Да, вы не ошиблись, это домашний арест. Она была применена в начала 2010 года, именно тогда все начали интересоваться тем, что можно и что нельзя во время домашнего ареста. По сути, в нашей стране это альтернатива заключения в СИЗО. При определённых обстоятельствах можно добиться того, чтобы человек n-ное количество времени находился дома. Мы решили вместе с Вами разобраться в тонкостях данного вопроса.

Домашний арест: детали

Первое, что хотелось бы отметить, так это то, что в нашей стране на применение домашнего ареста можно рассчитывать при условии, что человеку потенциально могут дать три и более лет лишения свободы. В обратном случае будет не домашний арест, а что-то вроде подписки о невыезде, залоге, личном поручительстве. Исключением из правил является разве только попытка скрыться от следствия, тогда дело принимает совершенно другой оборот.

Далее. Если гражданин был помещён под домашний арест, то у него нет права на использование любых средств связи:

  • Смартфона;
  • Интернета;
  • Всех видов почты и так далее.

Единственный возможный вариант связи – с аварийной, полицией и скорой помощью. Помимо прочего, нет возможность общаться с другими людьми. Исключение здесь – ближайшие родственники, следователь и адвокат. То есть, о посиделках с друзьями можно и забыть. Нет разрешения и на покидание дома, квартиры без утверждения следователя – именно поэтому данная мера так и называется. К тому же, на допросы и ряд иные следственных мероприятий подозреваемый доставляется полицией.

Затем хотелось бы рассказать о нововведениях, которые произошли в 2013 году – в феврале. Все мы видели в фильмах (зарубежных), как носятся на ногах некие браслеты, отслеживающие человека. То же самое появилось и у нас, в 2013 году людей обязали их использовать. По сути, оно является электронным браслетом, надеваемым на ногу – для большинства окружающих он будет незаметным. Снять таковой не представляется возможным, потому что за Вами будут пристально наблюдать. Единственным плюс – отсутствие караула у квартиры, потребности в нём больше нет.

Ещё один интересный момент – предельный срок нахождения под домашним арестом, потому что судебные разбирательства по уголовным делам могут идти достаточно длительное время. И лучше уж находиться у себя дома, чем в СИЗО. Срок равен 18 месяцам. То есть, полутора годам. Как правило, данная мера пресечения назначается на два-три месяца с возможностью её продления при необходимости.

Стоит обратить внимание и на то, что если больного из-под домашнего ареста пришлось перевести в больницу, то и палата может стать таковым местом. Т.е. зайти туда посторонние лица не смогут, тогда как и самому больному будет не дозволено покидать её пределы.

В том случае, если гражданина не оправдают, следует рассчитывать на следующее – заключение в тюрьме. Только ввиду того, что он итак находился под домашним арестом, есть одно преимущество – каждые два дня ареста приравниваются к одному дню заключения в тюрьме и вычитаются из общего срока.

Будущее меры пресечения

В странах Запада и Европы данная мера пресечения является уже классической. Используется буквально сплошь и рядом. А что у нас? Мы явно подобного сказать не можем. Конечно же, тысячи людей ежегодно пользуются ею. Но это всего лишь тысячи в стране с таким большим населением. И это при условии, что тюрьмы у нас переполнены, как и следственные изоляторы.

Также хочется отметить, что во время такого вида ареста могут выдать запрет на общение с журналистами и любыми другими лицами, которые могут помешать расследованию.

В целом, это всё, что можно и что нельзя в отношении домашнего ареста в нашей стране. Ясно стало лишь одно, со временем этот закон будет дорабатываться и когда-то его наверняка доведут до ума. Но когда?!

Скованные беспроводной цепью

Замоскворецкий суд Москвы 23 августа начнет процесс над бывшим директором Федеральной службы исполнения наказаний Александром Реймером. Он и два его подчиненных обвиняются в хищении из бюджета более 2,7 миллиарда рублей, выделенных государством на закупку электронных браслетов. «Лента.ру» выслушала рассказы людей, которым по решению суда пришлось долгое время жить с этими устройствами.

Лучше брюки в полоску, чем небо в клетку

Москвичка Анастасия обвинялась в экономическом преступлении. Суд отправил ее под домашний арест, и в ноябре 2014 года ей надели на ногу электронный браслет, с которым она прожила целый год.

Перед установкой браслета в управлении ФСИН девушка заполнила анкеты, в которых указала данные родственников, информацию о месте работы и контакты. Также в службе интересуются провайдером, обеспечивающим домашний интернет. «Мне было запрещено пользоваться услугами связи, интернетом, почтой. Телефонная связь разрешена только с близкими родственниками, адвокатом и следователем», — рассказала Анастасия.

Материалы по теме

Трижды браслет меняли из-за неисправности. Уже через три недели ношения «аксессуара» выяснилось, что сигнал с него не поступает во ФСИН, после чего Анастасия получила новое оборудование с переносным аппаратом, передающим сигнал. «Там тоже браслет, но к нему идет коробочка размером 10 на 15 сантиметров, с которой можно выходить на прогулки», — отметила Анастасия.

Через полгода Анастасии разрешили гулять три раза в день по часу в определенное время, не дальше километра от дома. Особых неудобств браслет не доставлял. Он водостойкий, поэтому мылась узница собственной квартиры без проблем. Носила брюки, чтобы скрыть от дочери-подростка свой пикантный статус.

«Изучала итальянский язык, пока сидела под арестом», — рассказывает Анастасия.

Самый серьезный проступок домашнего арестанта — несанкционированный уход из дома. «Как говорили сами фсиновцы, обычно так поступают наркоманы. Вот им приспичило — и он ушел за дозой на точку», — объясняет Анастасия.

Если человеку нужно в больницу или на прием к врачу, он должен сообщить во ФСИН и предоставить подтверждающие документы — например, талончик из терминала. Подследственные, находящиеся под домашним арестом, особенно те из них, что бывали в СИЗО, очень боятся нарушить установленные фсиновцами правила — это верный путь в заключение. Некоторые даже требуют, чтобы сотрудники тюремного ведомства возили их в суд и к следователю на служебной машине, чтобы не возникало повода для изменения меры пресечения.

«Я ездила сама, пользовалась лишним шансом выйти на улицу», — говорит Анастасия.

В сапожках не походишь

Внедрение электронных браслетов в России началось в 2010 году, после принятия поправок в уголовное законодательство о домашнем аресте.

Годом ранее была получена пробная партия устройств, изготовленных французско-израильской фирмой. Их тестировали 220 добровольцев, отбывающих заключение в Воронежской области, писала в 2010 году газета «Коммерсантъ».

«Мы выяснили, что женщины с тонкими кистями могут снять браслет с руки, поэтому им браслет крепится на ногу. Однако сразу же возникла другая проблема: с браслетом на ноге женщина не может надеть сапоги»,— цитировало издание представителя ФСИН, подполковника внутренней службы Татьяну Никитину.

На разработку и внедрение отечественных браслетов до 2018 года государство готово было потратить 13,5 миллиарда рублей.

По сути система представляет собой радиометку (собственно, сам браслет) и соединенное с ним стационарное контролирующее устройство (СКУ). Прибор устанавливается в квартире, работает от обычной розетки, но имеет внутренний аккумулятор на случай отключения электроэнергии. Тревожный сигнал на пульт оператора поступает при попытке вскрыть коробку или отключить ее. Также устройство подаст тревожный сигнал, если человек с браслетом отойдет от прибора примерно на 100 метров.

По данным «Известий», из-за низкого качества аппаратуры нередки случаи ложной тревоги.

«Инспектор всегда может связаться с поднадзорным лицом, и если «абонент» не отвечает, он должен выехать на место и лично разобраться в том, что произошло. И только когда становится ясно, что «абонент» грубо нарушает установленный режим, материалы передаются в отдел розыска, и оперативники начинают поиски беглеца», — рассказал собеседник издания.

Жалобная книга

На ложные срабатывания сигнала жаловалась известная фигурантка громкого дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева. Порой сотрудники ФСИН приезжали к ней по пять раз в день с проверками, сетовал ее адвокат Хасан Али Бороков в интервью «Известиям».

«Вообще это жутко неудобная штука, особенно для женщин — ни колготки надеть, ни туфли, ни длинные сапоги», — сетовал он. Защита Васильевой выражала недовольство не только частотой визитов, но и тем, что они производились без предупреждения.

Во ФСИН в ответ заявили, что сотрудники уголовно-исполнительной инспекции посещают Васильеву один раз в день, и о своем приходе предупреждать не обязаны.

С электронным браслетом довелось познакомиться и бывшему главе «Роснано» Леониду Меламеду, находящемуся под домашним арестом по делу о крупных растратах. Суд разрешил ему ежедневные трехчасовые прогулки и телефонные переговоры с родителями, проживающими в Сочи.

Полгода с электронным девайсом прожил владелец аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик. 19 февраля, после того, как Басманный суд отправил его под домашний арест, ФСИН сообщила, что на бизнесмена наденут электронный браслет.

Каменщик был заточен в особняке площадью в 1675 квадратных метров, не считая пристроек, расположенном в сосновом бору, писала газета «Собеседник».

По данным издания, подмосковный особняк Каменщика оснащен системой умный дом, в нем есть «громадный бассейн, а деревья высотой 10 метров растут прямо под крышей — для того, чтобы прогуляться, заключенному даже не нужно выходить наружу. Конечно, это клетка, хоть и золотая».

Прогулки с секундомером

Москвичке Евгении пришлось зимой ходить в осенней обуви, потому что мешал браслет. Ей надели устройство в конце октября 2014 года, хотя судебное решение о домашнем аресте было вынесено тремя месяцами раньше. В конвойной службе сказали, что это первый случай в их десятилетней службе, чтобы отпустили под домашний арест.

«У меня было досудебное соглашение со следствием, иначе никак не отпускали», — объяснила Евгения.

Она осталась без девайса по банальной причине: его не было в наличии у ФСИН. Как сообщили Евгении в ведомстве, на тот момент практика по домашним арестам была очень маленькой, и, видимо, устройств на всех не хватало. «Сотрудник ФСИН сказал, что я третья, за кем он присматривает. Пока была без браслета, он приезжал без предупреждения и проверял, дома ли я», — рассказывает она.

Срок до домашнего ареста с марта по июль Евгения провела в следственном изоляторе. «Мне было с чем сравнивать, потому что находиться в замкнутом помещении достаточно тяжело, особенно когда кроме тебя там огромное количество людей, а некоторые крайне неадекватны. А так ты находишься дома — да, ты ограничен в передвижениях, из развлечений — только телевизор и книги», — вспоминает она.

Неудобств браслет практически не доставлял, говорит Евгения. «Но он ужасно гудит, состояние такое, что все кости левой ноги гудели постоянно», — поясняет она.

Прогулки разрешили через два месяца после перевода под домашний арест: «Я гуляла 60 минут в день, 61 минута — уже нарушение. Выходишь гулять с секундомером».

Еще, по словам Евгении, она мылась только под душем, с отставленной ногой в браслете, ванну принимать нельзя — девайс сгорает через минуту после погружения в воду. В случае поломки его стоимость компенсировал поднадзорный из своего кармана: «Он стоил то ли 140, то ли 240 тысяч рублей, я точно не помню».

Постоянное ношение браслета не отменяло контрольных визитов инспектора — два раза в неделю. «Мне повезло, он был веселый и хорошо ко мне относился. До меня у него тоже была мать-одиночка, так он с ней практически жил, потому что должен был ее все время сопровождать, каждый день вместе водили ребенка в садик и забирали. Он понимал, как тяжело 24 часа в сутки находиться в одном помещении, водил ее в кафе», — рассказывает женщина.

«Очень благодарна я сотрудникам ФСИН, они к людям относятся по-человечески, не так, как в СИЗО, где постоянно оскорбляют», — призналась Евгения.

По ее мнению, такая мера пресечения более гуманна и обеспечивает контроль лучше, чем в СИЗО.

Евгения прожила в браслете четыре месяца, до февраля 2015 года.

Работа над ошибками

Адвокат Оксана Михалкина защищала интересы Людмилы Есипенко, участницы акции православных активистов, которые 14 августа 2015 года ворвались на выставку в Манеже и разрушили экспонаты, которые, по их мнению, оскорбляли чувства верующих.

Суд назначил Есипенко домашний арест на период следствия, однако сотрудники ФСИН не смогли надеть девушке электронный браслет. Дело в том, что закон требует разрешение собственника квартиры на установку электронного оборудования. Мать Есипенко отказалась давать необходимое согласие, потому что очень боялась гаджетов, объяснила адвокат. Поэтому сотрудники ФСИН навещали Есипенко, пока она находилась дома, а когда девушку поместили в стационар Института имени Сербского для обследования, ей надели браслет, но после выписки снова сняли.

В 2014 году ФСИН объявила об изменении конструкции и дизайна индивидуальных систем слежения. Помимо этого, новые устройства подешевели в 11 раз, писали «Известия».

Модифицированные браслеты облегчат, сделают более компактными и всерьез подкорректируют «начинку», к которой было много претензий из-за ложных срабатываний.

Быстро разряжающийся аккумулятор пообещали заменить на стойкий, со сроком службы до семи лет. В комплекте к браслету идут пять ремешков разных размеров, появится новый удобный способ крепления и не будет замка.

Цена девайса не превысит 10 тысяч рублей (прошлая версия стоила 102 тысячи). Значительное снижение стоимости во ФСИН объяснили открытыми аукционами.

Однако информированный источник «Известий» в тюремном ведомстве рассказал, что на самом деле вся техническая документация и спецификация делается под одно единственное предприятие — ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» (ЦИТОС). Стороннее предприятие победить в конкурсе не может, объяснил источник, потому что все протоколы и пароли, необходимые для программирования браслетов, есть только у специалистов ЦИТОСа. При этом как такового производства на этом предприятии как не было, так и нет, и работает оно все по тем же «серым» схемам.

Бывший директор предприятия Виктор Определенов в настоящее время на скамье подсудимых вместе с бывшими руководителями ФСИН Александром Реймером и Николаем Криволаповым. Им вменяется злоупотребление должностными полномочиями и мошенничество в особо крупном размере.

Шесть правил поведения под домашним арестом

1.Домашний арест применяется только в том случае, если человека подозревают в совершении преступления, срок лишения свободы за которое больше трех лет. За совершение нетяжких преступлений обычно назначают более мягкие меры пресечения: подписку о невыезде, залог, личное поручительство. Исключением могут быть только случаи, когда подозреваемый в совершении нетяжкого преступления нарушил предыдущую меру пресечения и попытался скрыться от следствия.

2.Человек, помещенный под домашний арест, не имеет права пользоваться средствами связи, такими, как телефон, интернет, почта. Единственное исключение — вызов по телефону аварийных служб, полиции и скорой помощи. Он также не имеет права общаться с другими людьми кроме ближайших родственников, а также следователя и адвоката. Покидать пределы жилища он без разрешения следователя тоже не может. На допросы и другие следственные действия подозреваемого вывозят на полицейской машине.

3.В феврале прошлого года вышло постановление правительства России, регламентировавшее ношение людьми, находящимися под домашним арестом, специальных устройств, передающих сигналы о местонахождении подозреваемого на пульт дежурного полиции. Такое устройство представляет собой «электронный браслет», который, как правило, надевается человеку на ногу и не заметен для окружающих. Его невозможно снять или повредить без оповещения об этом правоохранителей. Подобные действия обязательно будут зафиксированы аппаратурой слежения. Таким образом, отпала необходимость выставления караула у квартиры подозреваемого.

4.Максимальный срок нахождения под домашним арестом был установлен также в феврале прошлого года. Он составляет 18 месяцев. То есть более полутора лет держать человека под домашним арестом нельзя даже по решению суда. Обычно суд назначает эту меру пресечения сроком на два месяца с возможностью продления.

5.Интересно, что если по медицинским показаниям подозреваемый был помещен из-под домашнего ареста в больницу, то больничная палата для него также может стать местом ареста. Туда будет запрещен доступ посторонним лицам, и самому больному тоже будет нельзя покидать пределов палаты.

6.Если человека в суде приговорят к заключению в тюрьме, колонии или колонии-поселении, то время, проведенное под домашним арестом, будет вычтено из назначенного срока отбывания наказания из расчета два дня домашнего ареста за один день заключения в тюрьме, колонии, или колонии-поселении.

Российские правоведы надеются, что благодаря более активному применению домашнего ареста в качестве меры пресечения удастся разгрузить переполненные сегодня следственные изоляторы приблизительно на треть.

Если вспоминать примеры применения этой меры пресечения из недавней судебной практики, то в первую очередь следует сказать о домашнем аресте фигурантки дела «Оборонсервиса» Евгении Васильевой. По последнему решению суда ей придется сидеть под домашним арестом до 23 февраля 2014 года. Также суд запретил ей общаться с журналистами и другими лицами на тему расследования этого уголовного дела. Исключение составляют лишь ее адвокаты. Кроме того ей запрещены любые прогулки без письменного разрешения следователя.

Не менее известен и еще один «домашний» арестант — «болотный» оппозиционер Сергей Удальцов. 2 октября Басманный суд Москвы продлил срок домашнего ареста Удальцову до 6 февраля 2014 года. К тому моменту он уже год будет находиться исключительно в пределах своей квартиры на улице Затонная на юге Москвы. Ему запрещено видеться со знакомыми, за исключением близких родственников, а также пользоваться Интернетом и телефоном.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector