Правовой статус иностранных адвокатов в россии

ФПА разрешила иностранным адвокатам получать статус российского адвоката

Сегодня Федеральная палата адвокатов России отменила свое разъяснение от 2004 года, в соответствии с которым адвокаты иностранных государств не имели права получить аналогичный статус в России, а могли только консультировать по вопросам права своей страны. Решение связано с условиями вступления России в ВТО. После этого события иностранные адвокаты смогут работать в нашей стране на равных правах со своими местными коллегами, пройдя специальный экзамен.

О том, что Разъяснение Совета ФПА от 22.04.2004 (протокол №5) об иностранных адвокатах подлежит отмене, сегодня сообщил на заседании Совета ФПА Юрий Самков, руководитель Управления по адвокатуре и адвокатской деятельности Федеральной палаты адвокатов РФ. В этом разъяснении говорилось о том, что адвокаты иностранных государств не могут приобретать статус адвоката на территории России, поскольку это не предусмотрено российским законодательством.

«В 2004 году совет принял такое решение, полагая, что для адвокатов иностранных государств достаточно возможности участвовать в делах на территории России, касающихся иностранного права. Это предусмотрено Законом об адвокатской деятельности», — пояснил Юрий Самков.

В Законе об адвокатской деятельности и адвокатуре (см. документ в СПС «Право.Ru») говорится, что иностранные граждане могут получить статус российского адвоката на общих основаниях, а также о том, что адвокаты из другой страны могут оказывать юридическую помощь на территории России по вопросам права данного государства. При этом они должны зарегистрироваться в специальном реестре Минюста. «Сейчас в России работает немало юристов-иностранцев, в том числе, по моим данным, около 50 адвокатов, — сказал Самков. — Необходимо устранить препятствия для проверки их компетентности и допущения к работе уже в статусе адвокатов».

Перемены связаны с будущим вступлением России во Всемирную торговую организацию. Правила ВТО не ограничивают участие иностранных адвокатов в юридической деятельности на территории любой страны-члена организации с признанием их статуса, если они пройдут проверку на знание местных законов. Поэтому среди условий вступления России в организацию содержится и такое: российским властям необходимо установить процедуру проверки компетентности юристов из любого другого государства-члена ВТО и соблюдать эту процедуру после вступления РФ в организацию.

Сейчас в Минюсте при участии адвокатского сообщества обсуждаются правила и порядок аттестации иностранных адвокатов в России (с одним из проектов Минюста можно ознакомиться в СПС «Право.Ru» здесь). Одновременно стало очевидно, что разъяснение ФПА от 2004 года о невозможности приобретения иностранным адвокатом статуса российского адвоката должно быть отменено. После доклада Ю.С. Самкова Совет ФПА единогласно проголосовал за отмену документа.

Иностранные адвокаты в российском гражданском процессе

Страницы в журнале: 103-106

И.В. ВОРОНЦОВА,

кандидат юридических наук, доцент, докторант кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права

Рассматриваются проблемы оказания юридической помощи иностранными адвокатами по гражданским делам в судах общей юрисдикции; анализируются нормы Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» на предмет наличия в них ограничений на право представления иностранными адвокатами интересов своих клиентов.

Ключевые слова: представитель, иностранный адвокат, иностранные граждане, реестр иностранных адвокатов.

Foreign lawyers in the Russian civil procedure

The article is devoted to the problems of foreign lawyers’ legal aid in the civil procedure in common law courts. The article examines the rules of the law “About lawyers’ activity and the Bar in the Russian Federation” if there are any restrictions of foreign lawyers’ right to represent their clients’ interests.

Keywords: representative, foreign lawyer, foreign citizens, a register of foreign lawyers.

Судебное представительство есть не что иное, как предусмотренный правовыми нормами способ (механизм) реализации участником судебного разбирательства своих процессуальных прав и обязанностей в случаях отсутствия у него гражданской процессуальной дееспособности или иной невозможности осуществлять собственными действиями процессуальные права и обязанности стороны или третьего лица[1].

В действующем законодательстве предусмотрены некоторые ограничения в институте представительства, и касаются они иностранных граждан. Иностранные граждане в Российской Федерации могут поручить представлять свои интересы Иностранной юридической коллегии (Инюрколлегии), которая осуществляет представительство по делам с участием иностранцев, или иной юридической фирме, обладающей соответствующей лицензией. Следует согласиться, что наиболее квалифицированную помощь иностранец может получить через адвоката, хотя, анализируя законодательство, можно прийти к выводу, что интересы иностранного гражданина может представлять также любой дееспособный иностранный гражданин.

Следует отметить, что деятельность адвоката иностранного государства в России закреплена законодательно. В статье 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон) сказано, что адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, регистрируются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции в специальном реестре, порядок ведения которого определяется Правительством РФ. Без регистрации в указанном реестре осуществление такой деятельности на территории нашей страны запрещается.

Во исполнение требований указанной статьи было принято постановление Правительства РФ от 19.09.2003 № 584 «Об утверждении Положения о ведении реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации», в котором содержится порядок ведения реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории России.

Кроме того, согласно п. 5 ст. 2 Закона адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства; а в соответствии с ч. 2 п. 5 ст. 2 Закона адвокаты иностранных государств не допускаются к оказанию юридической помощи на территории Российской Федерации по вопросам, связанным с государственной тайной Российской Федерации.

По мнению Н.А. Васильчиковой, в делах с участием иностранных граждан в качестве представителей должны выступать только адвокаты. Участие иностранных граждан в процессе имеет свои особенности, и только адвокаты могут оказать квалифицированную юридическую помощь[2]. В связи с этим, как отмечает Н.А. Васильчикова, в делах с участием иностранных лиц в качестве представителей должны выступать только адвокаты, что должно найти отражение в ГПК РФ путем дополнения ст. 49 частью второй следующего содержания: «Представителями в суде иностранных лиц могут быть только адвокаты»[3].

Следует заметить, что автор не детализирует, о каких адвокатах идет речь: о тех, которые получили статус адвоката в Российской Федерации, или о тех, которые получили этот статус в другом государстве? Логично было бы предположить, что речь следует вести об адвокатах вообще. Однако это не совсем так.

Часть 2 п. 5 ст. 2 Закона закрепляет правило о том, что адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства. Толковать данное нормативное положение можно по-разному:

1) иностранный адвокат после регистрации в реестре иностранных адвокатов помимо оказания любой юридической помощи, в том числе представления интересов своих клиентов в судах Российской Федерации, может оказывать помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства;

2) иностранный адвокат после регистрации в реестре иностранных адвокатов может только оказывать помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства.

Из содержания ст. 49 ГПК РФ, согласно которой представителями в российском суде могут быть любые дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в законе, а не только адвокат, можно сделать вывод о том, что и иностранные адвокаты, и иные оказывающую юридическую помощь лица могут быть представителями в судах общей юрисдикции. Каких-либо ограничений на сей счет федеральное законодательство не содержит. Однако по прошествии двух лет с момента принятия Закона Совет Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации принял решение от 22.04.2004 (протокол № 5) «О приобретении статуса адвоката иностранными гражданами и адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации» (далее — решение ФПА), в котором разъяснил, что возможность приобретения статуса адвоката Российской Федерации в соответствии с п. 6 ст. 9 Закона предоставлена иностранным гражданам и лицам без гражданства в порядке, установленном данным Законом.

Таким образом, адвокат иностранного государства может вести адвокатскую деятельность по вопросам права только того государства, гражданином которого он является (с обязательной регистрацией в специальном реестре). Приобретение статуса адвоката Российской Федерации лицом, являющимся одновременно адвокатом иностранного государства, действующим законодательством не предусмотрено.

Иностранные граждане и лица без гражданства вправе приобрести статус адвоката в установленном порядке, если при этом они не являются адвокатами других государств[4].

Следует согласиться с А.А. Кольцовым, который отмечает не совсем логичную ситуацию, когда адвокат иностранного государства вправе выступать в арбитражном суде в качестве представителя только по делу, касающемуся вопросов права данного государства при наличии регистрации в специальном реестре, а иное иностранное оказывающее юридическую помощь лицо — по всем делам, не обязательно затрагивающим вопросы применения иностранного права[5]. Указанный автор считает, что у иностранных адвокатов тем не менее есть выход — получение статуса адвоката в Российской Федерации после сдачи соответствующего квалификационного экзамена в соответствии со статьями 9—12 Закона. Однако разделить его предложение, сформулированное им еще до принятия указанного решения ФПА, уже нельзя.

Следует также поддержать мнение А.И. Муранова, который отмечает, что данное решение парадоксально: «по мысли совета, оказывается так, что тот, кто адвокатом никогда не был, более достоин стать российским адвокатом, нежели тот, кто с практической точки зрения в юриспруденции, как правило, более сведущ»[6].

В законопроекте «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» также регулируется порядок оказания юридических услуг иностранными гражданами и лицами без гражданства, которые не имеют приобретенного на территории Российской Федерации статуса адвоката, нотариуса или патентного поверенного. Предполагается, что такие лица будут допускаться к оказанию квалифицированной юридической помощи на территории России только в случаях, предусмотренных международными договорами и федеральными законами, и только по вопросам международного права и права тех государств, на территории которых они в установленном порядке признаны субъектами юридической помощи[7].

Однако не совсем понятно, чем вызвано желание компетентных органов ограничить участие иностранных адвокатов по делам своих клиентов в судах Российской Федерации. По мнению А.И. Муранова, очевидно, что данное решение является скорее политическим, нежели юридическим. Указание в решении ФПА на невозможность приобретения статуса российского адвоката иностранцами могло быть продиктовано желанием не допустить их через получение такого статуса к оказанию юридической помощи на территории России по вопросам, связанным с государственной тайной (недаром в решении ФПА есть упоминание о такой тайне). Но, как представляется, в большей степени данное решение обусловлено неправильно истолкованными отдельными корпоративными интересами, и в свете этого оно вполне объяснимо, хотя, если разобраться в вопросе о мнимой угрозе интервенции иностранных адвокатов, оно все равно ошибочно с точки зрения и политики, и указанных интересов[8].

Не касаясь деталей перечисленных и других причин, отметим, что мотивы таких ограничений остаются непонятными и потому, что действия государства направлены на расширение зоны экономического пространства, на взаимодействие с другими государствами в различных сферах общественной жизни, в связи с чем заключаются договоры, создаются рекомендации. В качестве примеров можно привести Рекомендации по осуществлению адвокатами и адвокатскими образованиями Российской Федерации международной адвокатской деятельности в странах—членах Европейского союза от 2 марта 2006 г.; Методические рекомендации об организации работы по исполнению международных обязательств Российской Федерации в сфере правовой помощи от 31 июля 2008 г.

Любопытен также и тот факт, что законодатель, ограничивая право иностранных адвокатов в осуществлении деятельности, одновременно в п. 8 ст. 2 Закона предусмотрел право адвоката представлять интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации. Таким образом, считаем уместным предложение о том, что подобные вопросы следует оговаривать в международных договорах об оказании юридической помощи; а пока этого не предвидится, следует внести в главу 43 «Общие положения» раздела V «Производство по делам с участием иностранных лиц» ГПК РФ статью «Представительство иностранных граждан», в которой отразить исключения из ст. 49 ГПК РФ.

Следует отметить, что это согласуется с международными требованиями. Положения международного права не запрещают государствам на своей территории устанавливать ограничения по допуску иностранных адвокатов к оказанию юридической помощи. VIII Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями принял Основные принципы, касающиеся роли юристов (Гавана, 27 августа — 7 сентября 1990 г.), закрепив в них положение, согласно которому правительства, профессиональные ассоциации юристов и учебные заведения обеспечивают отсутствие дискриминации в ущерб какому-либо лицу в отношении начала или продолжения профессиональной юридической практики по признаку расы, цвета кожи, пола, этнического происхождения, религии, политических или иных взглядов, национального или социального происхождения, имущественного, сословного, экономического или иного положения, за исключением того, что требование, согласно которому адвокат должен являться гражданином соответствующей страны, не рассматривается как дискриминационное.

1 См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. — М., 2003. С. 257.

2 См.: Васильчикова Н.А. Право иностранных граждан в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 1997. С. 12.

3 См.: Она же. Производство по делам с участием иностранных лиц в российских судах: теория и практика: Дис. … д-ра юрид. наук. — СПб., 2003. С. 108.

4 См.: Вестн. Федеральной палаты адвокатов РФ. 2004. № 2(5). С. 6—7.

5 См.: Кольцов А.А. Участие иностранных лиц в российском арбитражном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2004. С. 113.

6 Муранов А.И. Российское регулирование отношений с иностранными элементами: некоторые аспекты правового статуса и деятельности иностранных адвокатов. — М., 2006. С 26.

7 См.: Позднеева Т. Скоро все станем адвокатами? // Новое законодательство. 2009. № 1. С. 20.

Иностранные адвокаты в России

Законопроектом, который есть в распоряжении «АГ», ст. 2 указанного закона дополняется п. 7 следующего содержания:

«7. Требования к адвокатам иностранных государств и условия оказания ими юридической помощи на территории Российской Федерации устанавливаются Правительством Российской Федерации».

Как мы уже писали ранее, готовящиеся поправки направлены на наделение Правительства РФ полномочиями по установлению требований к порядку деятельности адвокатов иностранных государств, осуществляющих деятельность на территории РФ. Разработка документа осуществляется Минюстом России в соответствии с планом законопроектной деятельности Правительства РФ на 2017 г., утвержденным в начале января.

Ранее исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков назвал вполне ожидаемым внесение в законодательство об адвокатуре поправок, направленных на совершенствование правового регулирования отношений, возникающих в связи с участием адвокатов иностранных государств в оказании юридической помощи в России.

«Существующее в настоящее время законодательное регулирование в этом вопросе весьма лаконично: зарубежные адвокаты должны быть зарегистрированы в специальном реестре Минюста, они могут оказывать юридическую помощь на территории России лишь по вопросам права данного иностранного государства, и им запрещено вести дела, связанные с государственной тайной. Однако вопросы адвокатской деятельности гораздо обширнее, и изложенные нормы не охватывают всего многообразия этой работы», – пояснил Андрей Сучков.

«Вместе с тем неурегулированным остается ряд вопросов, касающихся установления требований к адвокатам иностранных государств и условий оказания ими юридической помощи на территории Российской Федерации. Также отмечаем, что в настоящее время законодательно не установлен контроль за деятельностью адвокатов иностранных государств при оказании юридической помощи», – подчеркивает Минюст.

В документе отмечается, что, в частности, следует установить обязанность иностранных адвокатов по уведомлению Минюста о прекращении ими статуса адвоката в иностранном государстве, решении суда о признании адвоката виновным в совершении преступления, о признании его недееспособным или ограниченно недееспособным, «а равно и другой информации, которая может иметь значение для целей предоставления государственной услуги».

В документе отдельно подчеркивается, что регламентации также требуют вопросы обязательного установления для адвокатов иностранных государств правил поведения при осуществлении ими профессиональной деятельности в России.

Разработка Минюстом документа, устанавливающего конкретные требования и условия, планируется после принятия предложенного законопроекта Госдумой во втором чтении.

«Самое интересное начнется, когда станут разрабатывать сами требования к зарубежным коллегам, – подчеркнул Андрей Сучков, отметив, что законопроект нельзя назвать революционным. – И тут возникает множество вопросов. Начиная от подтверждения адвокатского статуса и его действительности на настоящий момент, отсутствия факта его приостановления и прекращения, а также продления статуса, если такие процедуры предусмотрены национальным законодательством страны, где адвокатский статус был получен».

Кроме того, он заметил, что поскольку зарубежный адвокат попадает в профессиональную среду, где действуют определенные писанные этические нормы, то он должен знать эти требования. «Возможно, будет поставлен вопрос о необходимости сдачи адвокатом иностранного государства теста на знание Кодекса профессиональной этики адвоката, как это в настоящее время делают претенденты на получение статуса российского адвоката», – предположил Андрей Сучков.

Он не исключил возможного распространения на зарубежных адвокатов и дисциплинарных процедур за этические нарушения, допущенные при осуществлении адвокатской практики на территории России. «Если эта тема будет обсуждаться, то встанет вопрос о том, органы какой региональной адвокатской палаты будут рассматривать такие дела», – заметил он, сообщив, что российская адвокатура выскажет свое видение по этим и другим вопросам регулирования деятельности адвокатов иностранных государств на территории России, если Правительство РФ привлечет ФПА РФ к обсуждению этой темы.

Партнер юридической фирмы «ЮСТ» Александр Боломатов поддержал позицию исполнительного вице-президента ФПА РФ. Заметив, что регулирование правового положения иностранных адвокатов действительно является недостаточным, он подчеркнул, что отчасти это затрудняет и возможность обращения к ним потенциальных доверителей в России. «Разработка указанных требований сделает привлечение иностранных коллег к оказанию ими юридической помощи по правовым вопросам, в которых они компетентны, более понятным, в том числе и российским судам», – уверен адвокат.

Александр Боломатов также выразил надежду, что в разработке указанных требований и условий примут участие и представители иностранных юридических фирм. «Важным фактором разработки таких правил должно быть использование международного принципа взаимности: следует учитывать то, как регулируется статус российских адвокатов в иностранных странах, предоставляя равные права и адвокатам соответствующих стран в России», – добавил он.

По плану данный законопроект должен быть представлен в Правительство РФ уже в октябре, а в Госдуму внесен в декабре. Согласно паспорту разрабатываемого нормативного акта он должен вступить в силу в декабре 2017 г.

Проблематика определения правового положения иностранного адвоката при осуществлении адвокатской деятельности на территории РФ Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Юзефович Ж.Ю., Бурлаченко А.С., Морковкин А.В.

Статья посвящена рассмотрению вопроса об определении пра-вового положения иностранного адвоката при осуществлении адвокатской деятельности на территории РФ. Определение полномочий иностранного адвоката , осуществляющего адвокатскую деятельность на территории РФ, имеет важное значение при реализации прав граждан на правовую помощь. Анализируя данную проблему, авторы приходят к выводу, что иностранный адвокат , осуществляющий в установленном законом порядке адвокатскую деятельность на территории РФ, пользуется равными правами с российскими адвокатами и не ограничен лишь возможностью оказывать юридическую помощь на территории РФ по вопросам права иностранного государства, в котором выдан документ, подтверждающий статус адвоката

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Юзефович Ж.Ю., Бурлаченко А.С., Морковкин А.В.,

Текст научной работы на тему «Проблематика определения правового положения иностранного адвоката при осуществлении адвокатской деятельности на территории РФ»

ПРОБЛЕМАТИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ИНОСТРАННОГО АДВОКАТА ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ТЕРРИТОРИИ РФ

Ж.Ю. Юзефович, А.С. Бурлаченко, А.В. Морковкин

Аннотация. Статья посвящена рассмотрению вопроса об определении правового положения иностранного адвоката при осуществлении адвокатской деятельности на территории РФ. Определение полномочий иностранного адвоката, осуществляющего адвокатскую деятельность на территории РФ, имеет важное значение при реализации прав граждан на правовую помощь. Анализируя данную проблему, авторы приходят к выводу, что иностранный адвокат, осуществляющий в установленном законом порядке адвокатскую деятельность на территории РФ, пользуется равными правами с российскими адвокатами и не ограничен лишь возможностью оказывать юридическую помощь на территории РФ по вопросам права иностранного государства, в котором выдан документ, подтверждающий статус адвоката.

Ключевые слова: иностранный адвокат, адвокатская деятельность, реестр адвокатов иностранных государств, право на защиту, свобода выбора защитника.

THE PROBLEMS OF DETERMINING THE LEGAL STATUS OF

FOREIGN LAWYER WITH THE ADVOCACY

ON THE TERRITORY OF THE RUSSIAN FEDERATION

J.Y. Yuzefovich, A.S. Burlachenko, A.V. Morkovkin

Abstract. The article is devoted to the question of the definition of the legal status of a foreign lawyer in the exercise of advocacy in the Russian Federation. Determination of the powers of a foreign lawyer to practice law in the Russian Federation, its importance in the realization of citizens’ rights to legal assistance. In analyzing this issue, the author concludes that a foreign lawyer performs in accordance with the law practice law in the Russian Federation shall enjoy equal rights with Russian lawyers and is not limited to only the opportunity to provide legal assistance in the territory of the Russian Federation on a point of law of a foreign country which issued document confirming the status of the lawyer.

Keywords: foreign lawyer , lawyer activity , Register of Advocates of foreign states , the right to protection , defenders of freedom of choice.

Российская Федерация является не региональным государством, но полноправным, а в некоторых направлениях — и ведущим

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Затронутая авторами проблема ранее уже была предметом обсуждения, что нашло свое отображение в публикациях ряда исследователей, в частности, А.И. Муранова [6]. Тем не менее, на данный момент тема не утратила своей актуальности. Авторы считают возможным рассмотреть проблему в более узком ее направлении, с учетом сложившейся на данный момент правоприменительной практики.

За основу своей правовой позиции авторы считают необходимым взять фундаментальные права и свободы гражданина, закрепленные в Конституции РФ [1], которой предусмотрено, что «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи» (ч. 1 ст. 48). Ч. 2 ст. 48 Конституции РФ [1] гласит: «Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения».

В свою очередь, адвокатская деятельность регулируется Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [2]. В соответствии с ч. 1 ст. 1 указанного закона, «Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее — доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».

В настоящей статье авторы не будут рассматривать вопросы приобретения статуса российского адвоката иностранным гражданином, так как эта тема требует отдельного рассмотрения. Авторы сконцентрируют свое внимание на вопросах, связанных с право-

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Такой вывод прямо коррелируется и с положением о ведении реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории РФ, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 584 от 19 сентября 2003 г. [4]. Так, приложением № 4 к «Положению» утверждено «Свидетельство о регистрации в реестре адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации». Как усматривается из текста утвержденного свидетельства, «Настоящим свидетельством подтверждается регистрация (фамилия, имя, отчество адвоката) в реестре адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации. и возможность оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права (название государства, компетентным органом которого выдан документ, подтверждающий статус адвоката)».

Таким образом, иностранный адвокат не только наделяется правом осуществлять адвокатскую деятельность на территории РФ, но и в дополнение к данному праву, наделяется возможностью оказывать юридическую помощь на территории РФ по вопросам права того государства, компетентным органом которого выдан документ, подтверждающий статус адвоката.

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 30.12.2015 г., с изм. от 25.02.2016 г.) // СПС КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/ (дата обращения: 23.09.2017).

4. Постановления Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. № 584 «Об утверждении Положения о ведении реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории

МОСКОВСКИЙ ФИНАНСОВО-ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МФЮА

Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс. URL: http://www. consultant.ru (дата обращения: 23.09.2017).

5. Обзор практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ за первое полугодие 2014 года, утвержденного Президиумом Верховного суда Российской Федерации 2 июля2014 г. URL: http://www. vsrf.ru/Show_pdf.php? >

6. Муранов А.И. Российское регулирование отношений с иностранными элементами: некоторые аспекты правового статуса и деятельности иностранных адвокатов. М., 2006.

кандидат юридических наук, доцент доцент кафедры гражданского и трудового права, гражданского процесса Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector