Хотят закрыть клуб в селе

В шести деревнях района закрыли учреждения культуры

В Ганцевичском районе с 1 июля закрыли сразу несколько учреждений культуры. Кого-то из работников уволили с выплатой выходного пособия, а кого-то «попросили» уволиться по собственному желанию. Почему закрыли учреждения культуры именно в этих населенных пунктах и кто принял такое решение? Ответить на эти и другие вопросы «ГЧ» и тем самым разъяснить людям, почему вдруг некоторые деревни «обескультурились», начальник отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Алла Занько времени так и не нашла. Редактировать

Самое читаемое

«Я так занята, у меня куча работы, сидеть и отвечать на телефонные звонки у меня просто нет времени. Если вы придете, то все равно меня не поймаете, я не сижу на месте», – ответила Алла Васильевна на очередную просьбу автора статьи поговорить о сокращении культработников.

Комментарии пришлось искать у других работников культуры. Они рассказали, что закрыли клубы в Крышиловичах, Шашках, Переволоках, Ясенце, Куково-Боре, Мельниках. По их мнению, закрыли культучреждения в этих деревнях, потому что в них самое маленькое количество населения. Молодежи нет, живут одни пенсионеры. Эти клубы были нерентабельны: там не было ни дискотек, ни кружков. А государство тратилось на выплату заработной платы завклубу, уборщице, на топливо и электричество. «Окультуривать» деревни планируется при помощи автоклуба и коллективов из культучреждений соседних деревень.

По словам уволенных работников, к закрытию учреждений их подготовили, поэтому шока они не испытали. Бывшая заведующая клубом в д. Куково-Бор Галина Ивановна, которая отдала культуре более 30 лет, сказала, что о предстоящем сокращении ее предупредили заранее, даже документ на руки выдали. «Тут не поспоришь. Я и так, находясь на пенсии, проработала 10 лет. У меня контракт был до 2015 года, поэтому меня уволили и выплатили выходное пособие», – сказала женщина журналисту «ГЧ» по телефону.

Однако с выплатой выходного пособия повезло не всем. К примеру, Жанну и Владимира Гайтюкевичей, на которых держалась культура в Ясенце, уволиться «попросили». Это деревня, в которой проживает около двадцати человек. Двое из них и были работниками клуба! Заведующим учреждения работал Владимир Николаевич, а его супруга Жанна Валерьяновна – уборщицей. По словам женщины, супругу оставалось 8 лет до пенсии, ей до заслуженного отпуска – 10 лет. Жанна Валерьяновна совмещала работу уборщицы с должностью почтальона в Наче. Ее мужу пришлось искать новое место работы. «Нам сказали, что так или иначе все равно нас сократят. Не дожидаясь этого момента, мы уволились сами. Муж еще в апреле, а я – в мае», – сказала Жанна Гайтюкевич.

Жители деревень, с которыми беседовала корреспондент «ГЧ», в большинстве своём говорили, что в деревнях учреждения культуры нужны, но не в таком виде и качестве, которые были. К примеру, по мнению жителя Борок, который назвался Владимиром, культработники работать не хотят. «При такой их работе пусть лучше вообще клуб закрывают. Зачем человеку платить зарплату ни за что?» – сказал мужчина, который позвонил на «горячую линию» редакции, узнав, что клуб в их деревне не закрывают.

Да и начальник отдела культуры Алла Занько на отчетном собрании сказала, что удивлена, как культработники с таким техническим оснащением вообще могут работать.

Так может, закрытие учреждений и кстати? Ведь ситуация с учреждениями культуры из десятилетия в десятилетие стремительно меняется: раньше они были очень востребованы. На дискотеки по вечерам собирались сотни парней и девушек. Работники культуры в свою работу вкладывали душу, о них писали в газетах. Теперь же клубы свою актуальность потеряли. Причин невостребованности культучреждений много. Например, чтобы у несовершеннолетних не было соблазна потусить в ночное время, по графику клубы и дома культуры должны работать только до 22 вечера. Работники культуры считают это абсурдом.

«Как можно выполнить доведенные планы, работая по такому графику? Молодежь до десяти вечера даже в клуб не приходит. Мы на свой страх и риск, чтобы продать хоть несколько билетов, работаем позже, но если нагрянет проверка, заведующую оштрафуют», – поделилась заведующая сельским клубом, который пока не закрыли.

По словам заведующей, другого выхода у них нет. В маленьких деревнях доводят планы от 100 до 200 тысяч рублей, в больших – от 600 до 800 тысяч рублей.

«Если еще сотню с зарплаты и можно пожертвовать, чтобы мозг не выносили, то заложить за платные услуги полмиллиона со своего кармана при зарплате чуть более двух миллионов желания нет. Зачем мне тогда вообще работать?» – поделилась культработник. Правда, женщина отметила, что за невыполнение плана зарплату не урезают пока. А еще уцелевшие от увольнения работники культуры надеются, что за счет сокращения их коллег им повысят зарплаты.

Следующей причиной невостребованности культучреждений на селе культработники называют появление кафе. Народ идет туда, где можно не только потанцевать, но и выпить. Молодежь этого тоже, кстати, не отрицает. А несколько опрошенных сказали, что на дискотеке теперь нечего делать. «Полная скукотища. Иногда придешь и полвечера аппаратуру ремонтируешь. А бывает, что только купишь билет, а тут тебе говорят: «Ребята, на выход, закрываемся», – и врубают свет. И чего туда ходить? Я лучше в интернете посижу или потусуюсь с друзьями в кафешке», – рассказал журналисту «ГЧ» 19-летний Вадим из Любашева.

По словам людей, о наполненной и содержательной культуре даже и речи не идет. Скорее наоборот.

«Пусть закрывают, зачем в таких деревнях клубы, все равно там никто ничего не делает. Только бумажки да отчеты о проведенных мероприятиях чёркают. Если и приходят в клуб, то только для того, чтобы почесать языками», – сказал мужчина, позвонивший из Борок.

В Липске, по словам местных жителей, тоже деревня «обескультурилась»: в клуб никто не хочет идти на работу. Но жильцы этой деревни ущербными себя в этом плане не считают.

«Внуки туда не ходят, потому что там только курят, сквернословят да пьют, а потом, не поделив чего-либо, еще и дерутся. А старым бабкам на кой черт сдался этот клуб?» – сказала местная жительница.

Для чего же в малых деревнях, где практически нет молодежи, до сих пор работали, а в Борках и Полони все еще продолжают работать клубы и как в деревнях, где их закрыли, будет теперь проходить культурно-развлекательная деятельность или она вообще прекратит свое существование, мнение главного культработника Аллы Занько узнать так и не удалось.

«У меня полный кабинет народа, через час планерка, поговорить я с вами опять же не смогу. Да и не очень хочется беседовать на эту тему», – ответила журналисту «ГЧ» Алла Васильевна в среду утром.

Людей оставили умирать? В селе Самарской области частник выкупил здание школы, почту и медпункт «выселяют» в никуда

Школу в Покровке закрыли шестнадцать лет назад. Единственный магазин и клуб – три года назад, а со дня на день закроют почту и фельдшерский пункт. Двести сорок местных жителей лишатся последних остатков инфраструктуры, до очага ближайшей цивилизации – деревни Благодаровка – пешком два часа. Жители большей частью пенсионеры, автомобилей не имеют, а автобус из Покровки в Борское ходит два раза в неделю.

До Покровки еще нужно добраться через заметенные дороги Фото: Яков КНЯЗЕВ

От Самары Покровка в 130-ти заснеженных километрах, в день, когда мы отправляемся туда, выпадает рекордное количество снега. Водитель рассказывает страшные истории о том, как на поселковых дорогах могут образовываться такие сугробы, что застрянешь намертво и . привет! Но с Покровкой нам повезло, она устроена так: поворот направо с магистрали, старинный колодец-журавель (такие еще есть?), первая линия домов и сразу здание школы из белого кирпича, скандально проданное вместе с больничкой и почтовым отделением.

С этой школой в селе когда-то была связана вся жизнь Фото: Яков КНЯЗЕВ

Консервы, соль, «Бинго!»

На момент нашего прибытия почта еще функционирует, имеющее возможность передвигаться население собралось именно там – вход с торца, по холодной лестнице на второй этаж, обшарпанные стены, ветхие окна, на грязном стекле частично сохранившийся плакат «Единой России ». Выборы прошли.

Витрина товаров на почте. Теперь у горожан не будет и этого Фото: Яков КНЯЗЕВ

Почта в Покровке больше, чем почта – это еще и клуб по интересам, и мини-магазин – мука, сахар, какие-то простые консервы, стиральный порошок. Тут же газеты, журналы с кроссвордами, кофе «три в одном».

Жители опасаются, что завтра вообще останутся без товаров Фото: Яков КНЯЗЕВ

Поскольку речь идет о том, что отделение уже завтра не будет функционировать, женщины набирают туалетную бумагу, мыло, соль, спички. Для полной картины гибели осажденного города не хватает запасов керосина, но всё, вероятно, впереди. Над прилавком насмешкой висит красный глянцевый флажок с надписью «Бинго!»

Руководитель «Почты России» в Самарской области Александр Вакуленко рассказал, что жители села Покровка не останутся без связи

Собрание обреченных жителей села, которого практически нет Фото: Яков КНЯЗЕВ

Нина Ивановна Иванова , активистка движения «сопротивления» раассказывает:

Сегодня прихожу утром, а глава администрации двух полицейских привезла! Что это вы, говорит мне, несанкционированные митинги тут устраиваете, Нина Ивановна! Мне даже плохо стало, я говорю: какие митинги? Мы просто свои проблемы решить хотим! Мы не просим ничего, только хотим, чтобы у нас существовала почта и больница. Сейчас их отсюда выпроваживают, здание продано. Что нам делать? С чем оставаться? А тут полиция! Вы бы еще ОМОН к старикам вызвали!

Яковлева Вера Александровна, глава сельского поселения Гвардейцы, молча присутствует на стихийном собрании.

Николай Петрович всю жизнь преподавал в местной школе Фото: Яков КНЯЗЕВ

Николаю Петровичу 80 лет. В свое время был председателем сельского совета, преподавал в исчезнувшей школе физкультуру и труд. Он единственный сидит, потому что ходит с палочкой и стоять трудно. Гладит видавшую виды стену рукой:

Я ведь как, прихожу сюда и говорю: «Любимая моя! Хорошая! Школа! Дорогая моя! Всё с ней связано, вся жизнь. Было отдельное здание почты – продали. Был магазин – продали. Медпункт был, нормальный щитовой дом – разобрали. Кому продали? Зачем продали? А деньги где?

До таксофона и захочешь — не доберешься Фото: Яков КНЯЗЕВ

«Здание аварийное, освободить!»

Глава администрации отвечает, что деньги, мол, в бюджете. В 2015 году СХП «Покровское» начало переговоры с администрацией поселения Гвардейцы о приобретении здания школы, которые успешно завершились продажей последнего. Сельскохозяйственное предприятие, базирующееся в поселке Новоборский, планировало устроить в Покровке животноводческий комплекс на 2400 голов, но почему-то передумало, а приобретенное для офиса предприятия школьное здание внезапно посчитали аварийным. Провели обследование, составили протокол, подписали акт. Освободить помещение — последнее слово владельца.

— Обратились мы к Роману Олеговичу Колосову, директору СХП «Покровское», — объясняет Нина Ивановна. — Он нам так сказал: два года было у вашей администрации, чтобы вывезти отсюда почту и больницу, предоставив им другие помещения. Они были предупреждены. Времени давалось предостаточно, а сейчас его не осталось совсем. Прежде чем продать, администрация должна была найти какое-то помещение для работы почты и больницы!

Теперь последний медпункт закрыть хотят. А жителям села уже всем за пятьдесят Фото: Яков КНЯЗЕВ

Не нашла. В 2020 году в планах стоит строительство модульного павильона для фельдшерского пункта, это хорошо для тех, кто доживет.

— Нам надо помочь, не бросайте стариков! Не лишайте почты и больницы! Мне Колосов сказал, что заплатил за здание очень большие деньги! Почему на них не отремонтировать клуб? Не построить модульных павильонов для больницы, почты, магазина?

И от храма остались одни развалины Фото: Яков КНЯЗЕВ

«На нас махнули рукой?»

Продукты в Покровку возит автолавка. Надо выходить на улицу и выбирать товар из багажника. Хлеб пекут в Благодаровке, привозят тоже и торгуют с колес. Бывает, что сельчане стоят у выезда на магистраль и ждут хлеба. Если закроют почту, платить коммуналку придется в Борском – 450 рублей на такси в одну сторону.

Ирина Юрьевна Ивлиева, заведующая почтой вспоминает:

Сначала колхоз обанкротился, потом управляющая компания, но это давно. Когда к нам пришло это СХП, мы так радовались! В ладошки хлопали! Пообещали нам золотые горы, расцвет Покровки! Рай! Думали, ну наконец заживем, дома какие подремонтируют, рабочие места будут, жизнь на селе поднимется! А теперь последнюю почту закрывают и последний медпункт. Говорят: население не окажется без услуг. Да как не окажется, кто нам эти услуги окажет, фельдшер из Гвардейца что ли? У меня самой в прошлом году два покойника случилось, мама умерла и муж, пришел медик, успокоил, помог. Я в таком состоянии была, что никуда бы и обратиться не смогла!

Ирина Ивлиева может остаться без работы. Фото: Яков КНЯЗЕВ

Я работала в клубе, пока его не закрыли. Ну как работала – он не отапливался, ремонта не было сто лет, от нас требовали платных услуг, а какое там! — говорит Нина Иванова. — И вот как-то заехал Ардабьев (Ардабьев Эдуард, глава муниципального района Борский, — прим. ред), по пути в Благодаровку. И говорит: всё, девчонки, сделаем вам ремонт, сегодня же пришлю мастеров-замерщиков, на обратном пути заеду, все решим. Тут колодец сделаем, тут котел поставим, потому что обязательно нужно в деревне место, где людям собираться. И не приехал. И даже не позвонил.

Кажется, что жители Покровки вообще не уверены, что о них кто-то помнит Фото: Яков КНЯЗЕВ

Средний возраст собравшихся на «опальной» почте — семьдесят лет. Самой молодой женщине немного за пятьдесят, и ее называют Иринка. Прийти смогли не все – многие у нас, говорят, со дворов-то не выходят, болеют и совсем нет сил.

— Оставить без медицинской (а в глобальном смысле – и государственной) помощи стареющих, немощных людей, всю жизнь тяжело отпахавших на это самое государство, что это? Фашизм! Неужели на нас махнули рукой? — качают головами старики, медленно разбредаются по своим усадьбам.

Культура в селе осталась вот такая. Фото: Яков КНЯЗЕВ

Мы выходим и завьюженной улицей идем смотреть заброшенный клуб. Идем мимо школы с заколоченными окнами и обрушившимся парадным крыльцом. Между школой и клубом – живописные руины деревянной церкви, 19 век.

Это батюшка организовывал праздники, на новый год Фото: Яков КНЯЗЕВ

Темные бревна выглядят крепкими. Когда-то храм окружал забор из точно таких же, но его разобрали, чтобы огородить сельское кладбище. Еще видны фигуры из снега и льда на темы Крещения, елочки. Это батюшка организовывал праздники, на новый год. Все здесь собирались, обнимались, поздравлялись и радовались.

Перед клубом — обелиск с красной звездой Фото: Яков КНЯЗЕВ

КОММЕНТАРИЙ «ПОЧТЫ РОССИИ»

Директор Управления федеральной почтовой службы Самарской области ФГУП «Почта России» Александр Вакуленко:

— Сегодня данное отделение связи продолжает свою работу, функционирует в полном объеме. Мы сейчас продолжаем вести переговоры с собственником здания и надеемся, что данное отделение связи продолжить успешно оказывать услуги связи жителям этого населенного пункта. Однако будут рассмотрены и альтернативные варианты. У нас есть модульные отделения связи, есть передвижные отделения связи. В любом случае мы будем оказывать услуги связи в обязательном порядке. Мы всегда это делаем даже в тех селах, где временно закрываются почтовые отделения. Обычно это происходит из-за смены кадров. На время поиска сотрудника мы организуем вот такие альтернативные способы обслуживания населения. Сейчас в Самарской области всего 19 временно закрытых отделений почтовой связи из 514 сельских отделений. Отмечу, 19-из них закрыты только на время.

Редакция » КП «- Самара » направила официальный запрос о судьбе сельчан в администрацию Борского района, в правительство региона, губернатору Самарской области. Ответы властей опубликуем, как только они будут получены.

В Вологодской области закрылся открытый полгода назад сельский клуб

В вологодской деревне Городище закрыли сельский клуб. Открыли его всего полгода назад. Причем на деньги президентского гранта. На данный момент люди борются за сохранение культурного учреждения, передает ОТР.

Людмила Сергеева хотела зайти в библиотеку, но здание деревенского клуба закрыто. Хотя в ближайшее время здесь должны были пройти несколько мероприятий.

Людмила Сергеева, жительница д. Городище: «Клуб работал. Составлен график полностью на весь месяц. Расписание есть в интернете и на доске, так что все уже знают, когда что будет происходить. И в общем-то все желающие присутствуют».

Клуб в Городище торжественно открыли всего полгода назад. Жители деревни создали его сами. Они хотели, чтобы в деревне появилось место, где будут работать кружки, проходить творческие вечера и праздничные мероприятия.

Пустующих зданий и свободных участков земли в Городище не было. Зато был старый гараж для пожарной техники.

Его и взялись реконструировать односельчане. Для этого руководители территориального самоуправления подписали договор с владельцем постройки — администрацией района.

В договоре написано, что ТОСу передается здание пожарного депо общей площадью 70 квадратных метров и имущество передается для использования в качестве культурно-досугового центра для работы с разными категориями жителей.

Чтобы достать средства на ремонт, жители деревни подали заявку на президентский грант. Получили полмиллиона рублей. Сами штукатурили и красили стены, вставляли окна. Со всей деревни собрали книги для общественной библиотеки и настольные игры для детского уголка.

Из взносов, которые собирает организация самоуправления, оплачивали квитанции за отопление и электричество. Но в начале этого лета в деревне прошли перевыборы руководства ТОС. Новый совет решил, что тратить деньги на клуб не надо.

Андрей Королев, председатель ТОС «Городище наш дом»: «Его отапливать — это обычный бетонный бокс, он не утеплен. Кто это будет оплачивать? У деревни денег нет, у администрации денег тоже нет. Сразу сказали, что нет денег, чтобы поставить на баланс это предприятие».

Как только «тосовцы» отказались содержать клуб, администрация района повесила на двери замок. Выделять на него деньги власти не хотят. К тому же они так и не перевели помещение в статус досугового учреждения. По документам оно по-прежнему гараж.

От комментариев глава Череповецкого района отказалась, сославшись на незначительность вопроса. В областном департаменте культуры ситуацию тоже назвали частным случаем. В целом, по словам региональных чиновников, идеи жителей области они поддерживают.

Владимир Осиповский, начальник департамента культуры и туризма правительства Вологодской области: «Самая главная задача, которую мы видим — создание комфортных условий для проживания. Именно то население, которое заинтересовано в организации этих условий, является двигателем этой культурной жизни. Поддержим в свою очередь инициативы населения, которое дергает за рукав муниципальную, сельскую, районную власти».

Жители Городища говорят, они много лет просили администрацию района открыть в деревне досуговый центр. Их клуб стал первым учреждением, которое открыто здесь с 90-ых городов. Теперь, чтобы посмотреть кино или сходить на дискотеку, односельчанам снова придется ездить в райцентр. А гаражное здание, считают они, власти просто выставят на торги.

Очаги культуры? Оптимизация добралась и до сельских клубов

Лет десять назад в каждом даже небольшом селе был свой очаг культуры. Сейчас картина иная, вместе со школами и ФАПами из сёл благополучно исчезают и клубы.

Сегодня только ленивый не говорит о резком падении культурного уровня россиян и, как следствие, необходимости оперативных реформ. Пока же в стране продвигаются в жизнь три главных национальных проекта: образование, здравоохранение, сельское хозяйство.

Что касается культуры, то все предложения в итоге сводятся к сокращению государственного финансирования театров, детских школ искусств, клубов и прочих учреждений.

На голом энтузиазме

Уничтожить культуру на селе — такой цели конечно ни кто не ставит, тем более в год культуры, все только и говорят о её развитии. Но зачастую разговорами всё ограничивается. Запущенный несколько лет назад процесс оптимизации под свои жернова подминает малокомплектные школы и сельские клубы.

— О какой культуре на селе можно говорить, если люди и то не нужны, — возмущается Антонина ТОРКУТ, жительница села Новомарьевка, Акбулакского района. — Я почти десять лет руководила сельским клубом, а что толку, как только распался совхоз, люди из села стали уезжать, сначала закрыли школу, затем ФАП, а потом очередь дошла до клуба. Сейчас ничего не осталось, живём как на необитаемом острове. В соседнем селе Вершиновка, такая же ситуация, чтобы приобщится к культуре нам теперь ехать надо почти 70 км в райцентр. Обещали, что буду приезжать мобильные автоклубы, но что-то, ни одного ещё не видели, — продолжает бывшая завклубом.

Там же, где ещё теплится жизнь учреждения культуры держаться на голом энтузиазме.

В посёлке Мещеряковский, Адамовского района клуб был открыт в советские времена. Культурная жизнь в целинном крае бурлила, был даже свой небольшой кинотеатр. В клубе работали кружки, был свой творческий коллектив. Сейчас от этого остались только воспоминания. Клуб пока ещё действует, только трудится в нём один человек. В его обязанности входит всё, начиная от творческой деятельности и завершая мытьём полов.

— Своё дело люблю и без работы в клубе себя не вижу. Помогали бы нам власти, тогда было бы всё хорошо. Здание старое, можно сказать ветхое, капитального ремонта уже не было несколько лет. Да года назад поставили пластиковые окна и то благодаря местному предпринимателю. Мне обидно за сельскую молодёжь, чем они хуже городских ребят? Им ведь также хочется где-то отдохнуть, повеселится. А, что будет, если клуб закроют, — сетует Сержан Иманов, заведующий клубом.

Не всё так плохо

Сельские клубы масштабно начали появляться в российских сёлах в послевоенный период. Большая танцплощадка, сцена для выступлений, кинобудка для просмотра фильмов и большое количество сколоченных в ряды откидных кресел — в дни танцев и массовых гуляний эти кресла расставляли по периметру помещения, а в моменты концертов, показа фильмов или партийно-народных заседаний их составляли в стройные ряды. В таком виде сельские очаги культуры существует и сейчас. В большинстве своём они носят статус «бюрократической отписки»: раз в селе есть клуб, значит в нём есть «социально-культурные объекты для населения». Соответственно, участие государства в жизни современных сельских жителей (и в первую очередь молодёжи) имеет место быть.

По данным министерства культуры и общественных связей Оренбургской области в регионе существует 1039 сельских клубов. Куда входят городские дворцы культуры, районные дома культуры, сельские дома культуры и клубы. Штат таких учреждений культуры разный, в крупных населённых пунктах коллектив ДК может достигать и свыше 40 человек. У них много творческих коллективов, специалистов, а если взять клуб в глубинке, то там работает только один человек, это заведующий. В некоторых есть ещё на полставки техничка, как правило заведующая совмещает эти должности. Координацией работы всех этих учреждений занимается «Региональный центр развития культуры Оренбургской области». Для сельских Домов культуры предусмотрена программа субсидий, по трём направлениям: для закупки мобильных культурных центров, покупка специализированного транспорта, приобретение костюмов и оборудования для казачьих коллективов. Ежегодно в размере 100 тысяч рублей выделяются премии лучшим учреждениям культуры региона. Подобные премии предусмотрены и для лучших работников сферы. В прошлом году было премировано 27 сельских клубов и 23 сотрудника этих учреждений.

— Особенно не благополучно у нас с кадрами, только 50 % работников в клубах это специалисты, остальные пришли к нам из других сфер. А нам остро нужны хореографы, концертмейстеры. Молодых людей тех, которые получили образования к нам сложно привлечь. Причина в маленькой зарплате, тот же завклуб на селе получает 8-9 тысяч рублей. Даже если и будут желающие к нам приехать, но мы не сможем обеспечить жильём. Всего в районе работает 26 клубов, закрыто было только 2 и то, только по причине снижения числа жителей. Все сельские ДК и клубы согласно ФЗ № 31 переданы в собственность администраций сельских поселений, поэтому содержание и ремонт ложится на плечи муниципалитетов. На нас только выплата заработной платы и методическая поддержка. Там где муниципалитет заинтересован в развитие культуры, там и клубы в хорошем состоянии, — рассказывает Ольга Пустаханова, начальник отдела культуры Беляевского района.

Таланты из глубинки

Чтобы сохранить очаги культуры на селе и не закрывать полностью клубы региональные власти создали централизованную клубную систему (ЦКС). Когда в крупных населённых пунктах Дома культуры становятся культурными центрами, где сосредоточены специалисты и творческие коллективы, а клубы в небольших сёлах переходят под их подчинение и становятся филиалами. Творческая и хозяйственная часть в таких учреждениях полностью находится в их ведомстве. По информации регионального центра развития культуры ЦКС успешно работает в Александровском,Новосергеевском, Пономарёвском районах. В таких же территориях как Домбаровский, Светлинский и Новоорский районы подобная система не работает и как следствие идёт закрытие клубов.

Клуб в селе Алабайтал (Беляевский район), построен в 1950 году за это время успел пережить многое. Но, по словам Риммы Закировой, заведующей клубом, многое зависит от людей.

— В первую очередь нужно, чтобы сельчане сами были заинтересованы в сохранение клуба. У нас всего 500 человек проживает, но все поддерживают нас. Я одна работаю в клубе, сама хореограф, режиссёр и техничка. И если бы не помощь односельчан, то было бы тяжело. В прошлом году местные спонсоры помогли сделать ремонт всего здания. Клуб наш известен за приделами района, у нас есть свой татарский народный коллектив. Хорошо нам помогает татарский театр драмы из Оренбурга. Они часто приезжают к нам со своими спектаклями. Конечно, хотелось бы чтобы зарплата была больше, сейчас получаю 8000 рублей, а до этого вообще было только 5000 рублей.

Вот и получается, что все держится на тех, кто в этих учреждениях работает, без их инициативы культурная жизнь на селе умерла бы. Наверно в деревне, где живёт 10-20 человек клуб содержать невозможно, но не бросать же людей на произвол судьбы. Как же тогда власти хотят привлекать молодёжь в сёла?

Официально

Николай Биушкин, директор ГАУК «Региональный центр развития культуры Оренбургской области».

— Я бы не сказал, что у нас сократилась сеть клубных учреждений. Наоборот, во многих районах проводится реконструкция зданий. Сейчас масштабные ремонтные работы ведутся в Александровском, Понамарёвском районах. Мало, того за много лет построили новые клубы в Северном, Илекском районах. В тех сёлах, где проживает всего 10-20 человек, нецелесообразно содержать клубы. Для этого мы реализуем программу «Мобильные автоклубы». В её рамках выделяются автобусы, на которых сотрудники из районных ДК, периодически объезжают деревни с концертами или показывают кино. Это обходится дешевле бюджету, нежели содержать разваливающееся здание и штат работников. Есть сёла, где клубы открываются при образовательных учреждениях. Создаётся такой своеобразный комплекс. Культура на селе развивается, взять тот же пример, который есть только в нашем регионе, это проведение фестиваля «Обильный край, благословенный». Главными проблемами сельских ДК и клубов является устаревшая материально-техническая база, которая осталась на уровне 80-х годов прошлого века и нехватка профессиональных кадров. Сельские клубы сохранять нужно в рамках ЦКС или путём активного внедрения мобильных автоклубов.

Компетентно

Юлия Учватова, заслуженная артистка России

— В сельских домах культуры приходится выступать часто, так это прямая наша обязанность. Если рассказывать о своих впечатлениях, то они самые приятные. Нас всегда встречают с восторгом, в залах аншлаг. Мне приходилось бывать в разных уголках Оренбуржья и везде клубы разные у каждого есть своя изюминка. В каждом из них трудятся замечательные люди, многих из них можно назвать энтузиастами своего дела. Дома культуры сейчас могут похвастать не плохой музыкальной аппаратурой. На выступления мы обычно возим собственную технику, но есть и такие учреждения, где мы с легкостью пользуемся их аппаратурой, быстро подключая наше оборудование. Радует, ещё то, что в глубинке создаются творческие коллективы, многие из которых славятся на всю область.

Даже сравнивая с другими регионами, а мне приходится бывать с концертами и в соседних областях, могу сказать, что клубы и ДК у нас на достойном уровне. Поэтому ни в коем случае нельзя допустить, чтобы такие небольшие очаги культуры закрывались. Наоборот, в глубинке нужно их сохранять, так как это единственное место, где местная молодёжь может прикоснуться к культуре.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector