Договор оказания юридических услуг под гонорар успеха

Впервые за долгое время суд присудил юристу «гонорар успеха»

Арбитражный суд Центрального округа вынес постановление по делу № А 09-15610/2016, в котором указал, что так как законодательством РФ не устанавливаются какие-либо специальные требования к условиям о выплате вознаграждения исполнителю по договорам возмездного оказания услуг, то стороны вправе согласовать размер премии в различных формах, если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права.

Как следует из материалов дела, между консалтинговой компанией и строительным предприятием был заключен договор об оказании юридических услуг от 4 февраля 2015 г., согласно которому исполнитель обязался оказать юридические услуги по представлению интересов общества в Арбитражном суде Брянской области по иску о взыскании задолженности по муниципальному контракту. В п. 4 договора указывалось, что при достижении положительного результата, связанного со взысканием задолженности, доверитель выплачивает исполнителю премию в размере 50% от суммы, взысканной сверх суммы основного долга, за исключением судебных издержек.

Арбитражный суд Брянской области удовлетворил исковые требования истца и взыскал в пользу строительной компании более 2,5 млн руб., в том числе около 2 млн руб. долга и 351 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также 35 тыс. руб. расходов на оплату госпошлины и 40 тыс. руб. расходов на оплату услуг представителя. Таким образом, размер премии консалтинговой компании составил 175 тыс. руб., однако общество отказалось выплачивать вознаграждение. Юрфирма обратилась в суд.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что условие п. 4 договора не может считаться согласованным сторонами, так как экземпляр договора, находящийся у общества, не был закреплен подписью обеих сторон. Суд посчитал, что в качестве доказательства консалтинговая фирма представила проект договора, который не был утвержден.

В ходе рассмотрения апелляционной жалобы стороны давали отличные друг от друга пояснения относительно места, обстоятельств и количества подписанных договоров, в связи с чем апелляция не согласилась с выводами суда первой инстанции. Суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. 309, 310, 421, 779, 782 ГК РФ, оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам ст. 71 АПК РФ, установил, что ответчик свои обязательства по п. 4 договора на оказание юридических услуг не выполнил надлежащим образом, в связи с чем пришел к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с общества долга по оплате оказанных услуг в заявленном размере.

Не согласившись с этим, общество обратилось в кассационную инстанцию. Рассмотрев дело, суд округа пояснил, что в данном случае обязательства сторон возникли из договора, являющегося по своей правовой природе договором возмездного оказания услуг и в силу ст. 307 ГК РФ дающего кредитору право требовать от должника исполнения обязательства.

Кассационный суд отметил, что в п. 4 договора стороны предусмотрели выплату исполнителю премии, при этом факт оказания юрфирмой услуг в полном объеме обществом не оспаривается. Суд указал, что дополнительная сумма по существу является вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги представительства, а ее размер зависит от достигнутого сторонами договора соглашения.

Кроме того, кассационная инстанция указала, что так как законодательством РФ не устанавливаются какие-либо специальные требования к условиям о выплате вознаграждения исполнителю по договорам возмездного оказания услуг, то стороны вправе согласовать размер премии в различных формах, если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права. Таким образом, суд округа оставил в силе решение апелляционного суда.

Комментируя решение кассационной инстанции, управляющий партнер «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев пояснил, что это первое дело после длительного периода, когда суд принял решение в пользу юристов, так как позиции ВАС РФ в 1999 г., КС РФ в 2007 г., а также ВС РФ были иными.

Эксперт отметил, что последние годы данная тема обсуждается достаточно активно. Он указал на мнение о том, что гонорар успеха в России – единственное средство обеспечить малоимущим гражданам право на судебную защиту. «В условиях дуалистической системы, когда у нас есть адвокаты и юристы-неадвокаты, гонорар успеха – единственная возможность гарантировать качество работы», – пояснил Сергей Пепеляев.

«Первая положительная весточка была на съезде адвокатов в 2013 г., когда было предусмотрено в КПЭА право адвокатов предусматривать такие условия. В прошлом году в июле были внесены изменения в Закон о банкротстве, где предусматривалось, что до 30% средств конкурсной массы, поступившей в результате разрешения споров с должниками и т.д., могут быть использованы на оплату услуг тех, кто эти споры вел. По сути, это признание гонорара успеха на законодательном уровне. Наконец, в этом году на Столыпинских чтениях председатель Совета судей РФ Виктор Момотов сказал, что кое-что изменилось в гражданском законодательстве: появился принцип добросовестности, появилась возможность заключать договоры под условием наступления каких-то событий в будущем, и все это не учитывал Конституционный Суд в 2007 г., в связи с чем есть основания вновь вернуться к обсуждению вопроса о гонораре успеха», – рассказал эксперт.

По мнению Сергея Пепеляева, этого сигнала от ВС РФ уже достаточно, чтобы суды начали менять свою практику, и рассматриваемое дело – первый пример ее изменения. Сергей Пепеляев считает, что в дальнейшем такой процесс пойдет активнее. Он также указал на внесенный в Госдуму законопроект, предусматривающий ряд изменений в Закон об адвокатуре, в котором отмечается, что гонорар успеха – нормальная практика и, соответственно, условия адвокатов и доверителей о «гонораре успеха» должны защищаться судами, как и все прочие соглашения сторон.

Старший партнер АБ «Бартолиус» Дмитрий Проводин указал, что считает позицию суда по данному делу крайне прогрессивной, возвращающейся к одному из лучших начинаний ВАС РФ в виде устранения препятствий свободному установлению условий договора между клиентом и юристом.

Он пояснил, что последняя практика Президиума ВАС РФ исходила из возможности взыскания «гонорара успеха», однако экономическая коллегия ВС РФ почти с самого начала ее существования его отрицала, а вслед за ней и нижестоящие суды. «Причем, суды не отрицали возможности определения размера гонорара в процентном отношении от цены иска», – указал Дмитрий Проводин.

Эксперт отметил, что в целом «гонорар успеха» существенно упрощает жизнь и юристам, и доверителям. «Во многих случаях на время начала оказания услуг у доверителя есть нарушенное право, но нет денег или степень восстановления права на дату начала его защиты не очевидна (например, спор о взыскании компенсации за нарушение авторских прав, спор о взыскании убытков). При отсутствии денег юрист, по сути, кредитует клиента своей работой. При этом может сложиться ситуация, когда инвестором будет третье лицо или профессиональный участник рынка финансирования судебных процессов, имеющий намерение получить часть гонорара успеха за свои инвестиции. Таким образом, по моему глубокому убеждению, признание судебной защиты за гонораром успеха откроет новые направления по защите прав лиц, в том числе по коллективным искам, и сделает защищенными “трудовые” инвестиции юристов в ведение дел клиентов», – заключил Дмитрий Проводин.

Как вернуть «гонорар успеха», уплаченный авансом // Пример оценки стоимости юридических услуг

Объективное определение цен на услуги юристов должно помочь победить стремление судов снизить взыскиваемые судебные издержки. На это, во всяком случае, надеемся мы, организуя ежегодное исследование рынка юруслуг (о нем можно прочитать на Закон.ру). Бывают, однако, случаи, когда профессиональная оценка требуется для того, чтобы снизить цену завышенных услуг. О таком кейсе (№ А43-28258/2017), в котором довелось принять участие нашей фирме, я и хочу рассказать.

В 2016 году ООО договорилось с юристом (ИП), что тот будет представлять его интересы при выездной налоговой проверке. Цена услуг по договору — 3 120 000 рублей. Ее фирма заплатила сразу. Столь значительную и далекую от рыночной сумму стороны согласовали с прицелом на то, что ИП добьется для ООО положительного результата. Под ним понимался вывод об отсутствии налогового нарушения на любой стадии — при проверке или при последующем внесудебном и судебном обжаловании его результатов. Тем самым стороны по сути добавили в договор что-то наподобие пункта о гонораре успеха. Только в отличие от обычного порядка выплачивался он авансом в самом начале, а не в конце. Видимо, юрист был совершенно уверен в результате и даже «гарантировал» его.

Примерно через год ООО отказалось от исполнения договора по причине низкого качества услуг, а также из-за минимального объема выполненных работ и подало иск в арбитражный суд. В подтверждение привело документы, доказывающие пропуск сроков исполнителем (ответчиком) на обжалование решения налогового органа, а также непредставление необходимых в ходе налоговой проверки документов проверяющим лицам (в деле есть соответствующие письма, решения инспекции, определения арбитражного суда). Компания требовала вернуть уплаченную сумму и признать ничтожным пункт, лишавший ее данного права при одностороннем отказе от договора.

Суд согласился с тем, что такое условие договора является ничтожным, поскольку нарушает право истца отказаться от исполнения обязательства в соответствии с п. 1 ст. 782 ГК РФ. Однако в этом же пункте статьи кодекса указано, что при одностороннем отказе заказчик должен оплатить исполнителю фактически понесенные расходы. Поэтому ответчик утверждал, что он оказал услуги в полном объеме, а истец возражал, указывая на незначительный объем выполненной работы.

Суд назначил экспертизу, чтобы потребительскую ценность услуг, оказанных юристом. Проведение экспертизы поручили нашей компании (Экспертная группа VETA). Задача была поставлена так: «Определить рыночную стоимость услуг, оказанных предпринимателем ООО…. по договору от 02.06.2016, предметом которого является оказание юридических услуг по представлению интересов ООО … в рамках выездной налоговой проверки ИФНС по Канавинскому району (решение о проведении проверки от 30.09.2015 № 49)».

Мы восстановили хронологию исполнения договора. Чтобы определить объем оказанных услуг, составили список того, что юрист фактически сделал по договору, опираясь на документально подтвержденные действия. Затем сделали то, что делаем при проведении ежегодного исследования, — опросили игроков юридического рынка о рыночной стоимости оказанных услуг. На основе полученных ответов выполненная предпринимателем работа была оценена в 44 350 рублей. Сумма вполне ожидаемая, учитывая то, что реально было сделано (впрочем, возможно, не в этом была суть поручения).

Суд принял экспертное заключение как доказательство рыночной стоимости юридических услуг (что, в принципе, и следует из ч. 3 ст. 86 АПК РФ) и согласился с указанной в нем ценой.

Ответчик ходатайствовал о вызове экспертов для пояснений по заключению, но ему было отказано. Свою позицию суд пояснил тем, что эксперты вызываются для ответа на вопросы судьи или сторон, а ходатайство ответчика каких-либо вопросов не содержит, в том числе по существу экспертного заключения. В нем есть лишь мнение о предвзятости и неполноте исследования.

«Согласно нормам статьи 64 АПК РФ в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы, а доказательствами по делу являются сведения о фактах. Учитывая изложенное суд не нашел предусмотренных арбитражным процессуальным законодательством оснований для удовлетворения ходатайства ответчика о вызове экспертов в суд».

Юрист пытался доказать, что стоимость фактически оказанных услуг составляет 3 120 000 рублей. В подтверждение своего заявления он предоставил договор на оказание услуг с гражданином, который за 3 060 000 рублей обязался собирать доказательства невиновности истца (в чем могла заключаться суть этих «доказательств» — не ясно).

Суд отклонил этот довод, поскольку юрист должен был оказывать услуги лично: это общее правило для таких договоров (согласно ст. 780 ГК РФ), и иного в соглашении между истцом и ответчиком не было. При этом суд также отметил, что договор ответчика с третьим лицом не является доказательством факта оказания услуг истцу, и нет оснований не доверять выводам эксперта.

Затем суд, сославшись на общие положения ГК РФ о подряде и постановление Президиума ВАС РФ от 05.11.2013 № 1123/13, пришел к выводу о том, что уплаченная сумма аванса при расторжении договора является неосновательным обогащением и должна быть возвращена.

«Согласно положениям статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), данные правила применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли» — отмечено в решении.

И, согласившись с выводами экспертов, Арбитражный суд Нижегородской области удовлетворил иск частично, взыскав с ответчика 3 075 650 рублей неотработанного аванса.

Какие выводы можно сделать из этого дела?

Во-первых, иногда услуги юристов оцениваются по нерыночным ставкам. Почему так происходит — это уже вопрос к юристам и их заказчикам.

Во-вторых, включение в договор на оказание юридических услуг гонорара успеха — это палка о двух концах. Гонорар успеха предполагает определенный результат. Если он не достигнут, то у заказчика сохраняется возможность расторгнуть договор (ведь услуги так до конца и не оказаны!) и оценить фактически оказанные услуги уже по рыночным ставкам. А они могут оказаться гораздо ниже возможного гонорара успеха.

В-третьих, юридические услуги, как и любые другие товары, имеют рыночную цену. И определить ее можно с помощью экспертизы.

Гонорар успеха могут разрешить

Статьи по теме

Конституционный суд считает условие о гонораре успеха противоречащим закону. Однако депутаты рассматривают проект, который позволил бы включать такое условие в договор. Что такое гонорар успеха.

Что такое гонорар успеха

В английской правовой системе понятие «гонорар успеха» – это условие в договоре на оказание услуг между юридической фирмой и клиентом. Либо адвокат соглашается вести дело в суде без предварительной оплаты, либо часть ее поступает только при определенных обстоятельствах, чаще всего в случае выигрыша.

«No Win, No Fee» agreement or «Conditional Fee Agreement» (CFA) — соглашение «нет выигрыша – нет платы» или «условное соглашение».

В российском варианте гонорар успеха фигурирует обычно как дополнительное стимулирующее вознаграждение (премия) к обязательной оплате юридических услуг. Юрист-судебник не получает его, если дело проиграно.

Законодательство России не имеет правовых норм, которые регулировали бы оплату (или ее отсутствие) услуг юриста, если эта оплата зависит от положительного для доверителя решения суда. То есть оплату за результат. При этом законодатель не запрещает оказать правовую помощь бесплатно или договориться об оплате услуг в рассрочку, либо иным способом (ст. 421 ГК РФ).

Применение условия о гонораре успеха связано с плюсами для исполнителя:

  • он будет определять сумму вознаграждения на основании собственного видения и этики. То есть не ориентироваться на возможную оценку суда разумности и обоснованности таких расходов стороны процесса;
  • он сможет взыскивать установленный гонорар в принудительном порядке, если заказчик откажется его выплачивать добровольно.

Как юридическая компания взыскала бонус за услуги, читайте в журнале «Арбитражная практика для юристов».

Какую позицию по отношению к гонорару успеха занял Верховный суд в 2018 году

В судебной практике в отношении гонорара успеха ключевую роль играла Конституционного суда РФ, которая до 2019 года оставалась неизменной. Соглашение о таком вознаграждении противоречит закону и является недействительным (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П, ст. 168 ГК).

Позиция КС РФ была продиктована тем, что в рамках договора возмездного оказания правовых услуг не предполагается удовлетворение требования исполнителя о выплате вознаграждения, если его размер зависит от решения суда (п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ).

Еще более ранняя позиция об условном гонораре была высказана ВАС в 1999 году (информационное письмо № 48 от 29.09.1999). Вознаграждение, размер которого зависит от будущего решения суда, не подлежит удовлетворению. ВАС рекомендовал руководствоваться положениями статьи 779 ГК РФ.

Почему ситуация начала меняться

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121 внесло свои коррективы в судебную практику и показало положительную тенденцию удовлетворения требований по выплате гонорара успеха. Одни из доводов ВАС:

  • для возмещения судебных расходов значение имеет, понесены ли данные расходы;
  • независимо от способа определения размера вознаграждения и условий его выплаты суд оценивает разумные пределы фактически понесенных судебных расходов.

В 2014 году Президиум ВАС вынес постановление в пользу гонорара успеха. ВАС допустил возможность включить в соглашение условие, при котором получение гонорара зависит от решения суда. Президиум провел параллель с премированием за успешное выполнение задания: при рассмотрении вопроса о разумности судебных расходов, включающих условное вознаграждение, арбитражный суд вправе оценить качество оказанных услуг (постановление Президиума ВАС РФ от 04.02.2014 № 16291/10).

Как позиция ВС РФ влияет на судебную практику по гонорару успеха

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26.02.2015 № 309-ЭС14-3167 изменило ситуацию. Были отменены ранее вынесенные постановления по делу № А60-11353/2013 и отказано в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов. Обоснование такого решения:

  • суд не нашел причин, чтобы отнести к судебным расходам данные затраты;
  • такие расходы не могут быть взысканы с оппонента заказчика, так как он не является стороной соглашения.

Определение повлияло на последующие решения судов. В основном суды отказывали в удовлетворении требований заявителя и не относили плату за успех к судебным расходам.

Но в 2018 году Верховный суд снова изменил позицию в отношении гонорара успеха. С предложением вернуться к обсуждению такой формы вознаграждения выступил В. В. Момотов. Предложение было аргументировано следующим:

  • снизилась оплата услуг представителя. Это мешает развитию рынка юридических услуг;
  • произошли значительные законодательные изменения с тех пор, как было вынесено постановление КС РФ в 2007 году. Это позволяет пересмотреть подход к условному гонорару.

Тем не менее, на данный момент суды не относят гонорар успеха к судебным расходам и не удовлетворяют требования о его взыскании со стороны оппонента доверителя (если нет доказательств фактически понесенных затрат). Судебная практика на конец 2018 и начало 2019 годов иллюстрирует подход судов не в пользу условного вознаграждения.

Так, истец потребовал компенсировать расходы на процесс в размере около 250 тыс. руб., из которых около 100 тыс. – гонорар успеха (10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика). Суд отказал в удовлетворении такого требования. Данное вознаграждение не может быть отнесено на проигравшую сторону. Суд обосновал свое решение правовыми актами высших инстанций (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2019 № 08АП-15727/2018 по делу № А46-22823/2017). При оценке обстоятельств суд исходил из цен на схожие услуги региона и расценил расходы на юриста как гонорар успеха, так как подобные суммы обычно не выплачивают.

Аналогичное постановление от 18.12.2018 вынесли по делу № А70-9524/2017.

ВС РФ в определении от 11.02.2019 по делу № 306-ЭС18-16390 разъяснил, при каких обстоятельствах нет причин квалифицировать договор уступки как условие о гонораре успеха:

  • уступка требования кредитором третьему лицу разрешается, если она соответствует закону;
  • право на взыскание неустойки может быть передано с правами на объект долевого строительства другому кредитору;
  • договор, по которому производится уступка, считается возмездным (если иное не следует из закона, других правовых актов, содержания или существа договора;
  • стороны имеют право заключить договор, в котором первоначальный кредитор обязуется уступить новому требование к должнику. Новый кредитор принимает обязательство передать первоначальному часть того, что будет исполнено должником по уступаемому требованию;
  • цена притязания в этом случае может быть определена по правилу пункта 3 статьи 424 ГК РФ (с учетом постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54).

Так ВС пояснил, что стороны заключили договор инкассо-цессии (цессии для целей взыскания). Условие об оплате уступки частью взысканных с должника денег закону не противоречит и не имеет отношения к гонорару успеха.

Практика складывается так, что суд может возместить сумму гонорара успеха в качестве судебных издержек. Но он будет руководствоваться фактически понесенными затратами, разумностью предъявляемых требований, а также видом спора. По сути, это означает, что взыскать гонорар успеха в качестве премии (дополнительной выплаты) в счет судебных издержек нельзя. Если только не идет речь о фактически понесенных и доказанных стороной заявителя затратах на работу представителя и определенных спорах, по которым даны разъяснения ВС РФ.

Какую норму о гонораре успеха приняли в первом чтении

18.05.2018 на рассмотрение Госдумы поступил проект федерального закона № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Авторы законопроекта предлагают закрепить возможность вносить в договоры об оказании юридических услуг условие о гонораре успеха, выплата которого зависит от результата дела.

При рассмотрении проекта Комитет по государственному строительству и законодательству подчеркнул, что такое условие должно быть соотнесено с правовой позицией КС РФ и может быть ограничено отдельной категорией правовых споров. 10.01.2019 проект в первом чтении приняли единогласно с учетом будущей доработки.

«Гонорар успеха»: ушел, но обещал вернуться

Любой участник судебной тяжбы заинтересован в том, чтобы его представитель действовал наиболее эффективно – и нередко клиенты юристов готовы поощрять достижение желаемого результата материально. Сами юристы, конечно, тоже не против получить дополнительное вознаграждение в случае успешного завершения процесса.

Поэтому так называемый «гонорар успеха», о который в свое время было сломано немало копий и который в 2007 году был объявлен КС РФ «вне закона», по-прежнему встречается в договорах на оказание юридических услуг.

Судя по одному из последних постановлений Президиума ВАС РФ, есть шанс, что по крайней мере на уровне арбитражных судов «гонорар успеха» по молчаливому согласию судей будет признаваться законным.

История вопроса

Борьба с «гонораром успеха» началась еще в конце 90-х годов. Тогда ВАС РФ, обобщая практику исполнения договоров на оказание юридических услуг, открыто заявил: нельзя удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48). И это было первым звонком к ограничению уже распространенной на то время западной практики дополнительного вознаграждения по итогам рассмотрения дела.

Окончательный, казалось, крест на условном гонораре – выраженном как в твердой сумме, так и в процентном отношении к сумме выигранного иска – поставил пять лет назад КС РФ. Суд посчитал, что деятельность государственных органов «не может быть предметом частноправового регулирования», а достижение конкретного результата не входит в предмет договора оказания услуг. Основная мысль решения КС РФ заключалась в том, что плата по договору производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (Постановление КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»).

Председательствующий на том заседании судья Николай Бондарь в своем мнении к Постановлению обратил внимание на то, что окончательной определенности Судом достигнуто не было: с одной стороны, на условное вознаграждение был поставлен запрет, но с другой – КС РФ предусмотрел право законодателя «с учетом конкретных условий развития правовой системы» предусмотреть иное правовое регулирование в рамках законодательства о квалифицированной юридической помощи.

Что интересно, сразу после вынесения этого резонансного решения сенатор Юрий Шарандин попытался воспользоваться указанной лазейкой и внес в Госдуму законопроект о возврате «гонорара успеха», но только для адвокатов 1 . Правда, и в этом документе было предусмотрено определенное регулирование извне – предполагалось, что размер вознаграждения в процентном отношении к удовлетворенному размеру требований будет устанавливать Федеральная палата адвокатов.

Автор инициативы ссылался на широкое использование «гонорара успеха» за рубежом (страны ЕС, США, Канада, Великобритания) и предостерегал об опасности распространения «неофициальных» вознаграждений за услуги адвоката вследствие решения КС РФ. Но законопроекту не было суждено пройти даже первое чтение.

Читайте также: Неуловимый Джо, или Можно ли взыскать убытки, причиненные некомпетентностью юриста

Правда, и без него позиция высших судов успешно игнорировалась юристами и их клиентами – «гонорар успеха» по-прежнему оставался довольно популярным явлением.

Впрочем, и сам ВАС РФ довольно быстро (в том же 2007 году) смягчил свою позицию относительно условного гонорара. Так, рассматривая вопрос возмещения судебных расходов на представителя, Суд подчеркнул, что «гонорар успеха» взыскивается с проигравшей стороны, но только в разумных пределах (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Нижестоящие суды разделились на два лагеря: одни отказывались признавать условное вознаграждение (постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 февраля 2013 г. № Ф03-136/2013 по делу № А51-3114/1999, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 июля 2013 г. № Ф04-5985/12 по делу №А45-10408/2012, постановление ФАС Московского округа от 3 июля 2013 г. по делу № А40-14153/11-14-116), другие присуждали взыскать «гонорар успеха» с проигравшей стороны при условии его разумности и обоснованности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 февраля 2014 г. № Ф04-4/11 по делу № А70-3375/2010, постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 мая 2010 г. № Ф07-3030/2010 по делу № А56-37142/2009).

К слову, вопрос обоснованности расходов может решаться очень оригинально – например, ФАС Волго-Вятского округа посчитал, что проигравшая сторона должна возместить даже расходы юриста на такси к месту заседания (постановление ФАС Волго-Вятского округа № Ф01-1175/14 от 8 мая 2014 г. по делу № А29-8443/2011).

Почти год назад «тройка» судей ВАС РФ вынесла нашумевшее определение по делу ООО «Билла», отказавшись передавать спор на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Тем самым судьи фактически подтвердили законность взыскания условного гонорара – его размер был определен как 10% от суммы взысканных с ответчика убытков и 6,5% от суммы присужденного по делу (Определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11).

И вот теперь, судя по всему, практика признания «гонорара успеха» незаконным переломлена окончательно. Недавно ВАС РФ опубликовал постановление по спору между ОАО «Аэропорт «Внуково» и ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово», которое давно ждали практикующие юристы.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 4 февраля 2014 г. № 16291/10.

Требования заявителя (ФНС России): Взыскать с проигравшей стороны расходы на представителя, в том числе 100 тыс. евро дополнительной премии, обещанной за положительное разрешение дела.

Суд решил: Удовлетворить требования заявителя

Возможность пересмотра дел со схожими фактическими обстоятельствами: Да.

Фабула дела

ОАО «Аэропорт «Внуково» после внушительного количества инстанций и заседаний выиграло у ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово» дело о взыскании долга по договору наземного обслуживания. Впоследствии аэропорт пожелал возместить свои расходы на юридические услуги и обратился с отдельным заявлением в суд.

Чтобы доказать разумность своих расходов на представителя, заявитель прибег к очень распространенному в последние годы маневру: представил почасовые ставки партнеров юридических фирм из рейтинга Legal 500, сопоставимые с теми, которые были указаны в договоре аэропорта с юристами.

Всего истец желал получить чуть более 9 млн руб., однако суды согласились только с 4 млн руб.

Аргументы судов

Арбитражный суд г. Москвы оказался самым щедрым и присудил аэропорту Внуково 8 млн руб. (определение Арбитражного суда г. Москвы от 14 декабря 2012 г. по делу № А40-91883/2008). В возмещении оставшегося 1 млн руб. суд отказал, потому что усомнился в реальности количества часов, затраченных юристами на работу. Это решение было поддержано и апелляцией (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2013 г. по делу № А40-91883/2008).

При рассмотрении этого спора ФАС Московской области и был впервые поднят вопрос о правомерности «гонорара успеха» – юристы агентства посчитали, что 100 тыс. евро, которые аэропорт пообещал выплатить своим представителям, можно расценить именно в таком качестве (в договоре они были обозначены как «дополнительная премия»).

Суд сослался на известную позицию КС РФ и уменьшил размер судебных расходов на представительство до 4 млн руб. (постановление ФАС Московского округа от 19 июня 2013 г. № Ф05-8262/09 по делу № А40-91883/2008). В общем-то, и аргументация была заимствована у КС РФ: судебное решение не может выступать предметом какого-либо гражданско-правового договора.

Суд решил

В начале февраля на arbitr.ru появилась резолютивная часть решения: ВАС РФ постановил отменить все судебные акты и направить дело о возмещении судебных расходов на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Юридическое сообщество было заинтриговано мотивировкой этого решения, многие просмотрели запись заседания – и вот теперь можно ознакомиться уже с полным текстом судебного акта.

Посмотрим, какие аргументы использовал Суд.

Свобода договора. ВАС РФ начал с того, что напомнил о возможности сторон самостоятельно согласовать все условия договора, если только они не определены императивно. Это относится и к условию о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг.
Так, подчеркнул Суд, стороны вправе согласовать любую удобную форму выплаты вознаграждения – в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или же от результата этих действий (если только это не противоречит основополагающим принципам российского права).

Расходы на представителя должны быть разумными. Именно это требование Суд посчитал обязательным для включения сумм гонорара юриста в судебные расходы. ВАС РФ напомнил о том, что:

  • разумность расходов оценивает суд;
  • отдельные критерии оценки уже были установлены ВАС РФ: нормы расходов на командировки, стоимость экономных транспортных услуг, средняя по региону стоимость адвокатских услуг и т.д. (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»);
  • заявитель вправе доказывать размер и факт осуществления расходов на представителя, а его процессуальный противник – их чрезмерность.

После этого Суд пошел на небольшую хитрость. Если КС РФ увязал незаконность вознаграждения только с одним фактом (зависимость размера гонорара от будущего решения суда), то ВАС РФ ввел дополнительный критерий. Он разграничил две ситуации: 1) вынесено положительное судебное решение, но юрист не приложил к этому руки и 2) на формирование позиции суда немалое влияние оказали активные действия представителя.

Читайте также: Не корысти ради: ВАС РФ не признал адвокатов хозяйствующими субъектами

ВАС РФ подчеркнул, что по-прежнему считает «гонорар успеха» незаконным, но при условии, что его выплата обусловлена исключительно результатом рассмотрения дела – вне зависимости от труда исполнителя. Таким образом, Суд сместил акценты в предмете договора с действий государственного органа на усилия юриста. Кстати, словосочетание «гонорар успеха» в постановлении не упоминается ни разу.

Кроме того, ВАС РФ использовал и другой аргумент: оценивать стоит не только объем действий представителя, но и качество его услуг. Особенно интересен перечень «дополнительных опций» квалификации юриста, которые предлагает принимать во внимание Суд:

  • знание законодательства и судебной практики;
  • владение научными доктринами;
  • знание тенденций развития правового регулирования (причем как отечественного, так и зарубежного) спорных институтов.

По мнению многих экспертов, постановление Суда фактически означает возврат условного гонорара как вполне законного и допустимого способа установления оплаты по договору с юристом.

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме:

Юрист-альтруист, или От чего «лечат» в юридических клиниках абсолютно бесплатно
В систему оказания бесплатной юридической помощи входят как государственные, так и некоммерческие организации.

1 С текстом законопроекта № 392336-4 «О внесении изменения в статью 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector