Будет фальсификацией доказательств по уголовному делу неправильная дата

Будет фальсификацией доказательств по уголовному делу неправильная дата

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 июля 2006 г. N 87-О06-18 Суд отменил приговор и дело производством прекратил на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в деянии осужденной состава преступления, поскольку суд не установил мотив и цель совершения обвиняемой преступления, а также умысла на совершение ею фальсификации доказательств, что свидетельствует о неполном исследовании материалов дела, которое влияет на обоснованность принятого судом решения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 19 июля 2006 г. N 87-О06-18

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 19 июля 2006 года кассационную жалобу осужденной М. на приговор Костромского областного суда от 26 апреля 2006 года, которым

М., 1979 года рождения, не судима,

осуждена по ст. 303 ч. 2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и лишением права занимать должности следователя, дознавателя и оперуполномоченного в государственных правоохранительных органах — прокуратуре, органах внутренних дел, федеральной службы безопасности, органах федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков сроком на 2 года.

Заслушав доклад судьи «. «, объяснения осужденной М., поддержавшей доводы жалобы, мнение прокурора С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

М. осуждена за фальсификацию доказательств по уголовному делу.

В судебном заседании М. виновной себя не признала.

В кассационной жалобе М., считая приговор необоснованным и незаконным, ставит вопрос об отмене его и прекращении в отношении нее уголовного дела на основании ст. 24 ч. 2 п. 1 УПК РФ.

В обосновании доводов осужденная указывает, что инкриминируемые ей в вину факты не доказаны собранными доказательствами.

Права К. ею не нарушены: проводились оперативно-розыскные мероприятия, направленные на розыск похищенного имущества и установление лиц, совершивших преступление.

Осужденная утверждает о необоснованном признании судом допустимыми доказательствами копии протокола допроса потерпевшей от 27 ноября 2004 года и копии постановления о признании К. потерпевшей от 27 ноября 2004 года, поскольку эти копии не заверены и из материалов дела не видно, каким образом эти копии появились в данном деле и кем они были изготовлены, и каков источник их происхождения и являются ли они именно теми копиями, которые были изготовлены следователем при выделении материалов из уголовного дела.

Также, по мнению осужденной, являются недопустимыми доказательствами постановление о признании К. потерпевшей и протокол ее допроса в качестве потерпевшей, находящиеся в уголовном деле N 25680, так как эти доказательства, вопреки требованиям ст. 86 УПК РФ, получены следователем не в ходе следственных или иных процессуальных действий и не в рамках данного уголовного дела. Выемкой указанные документы с участием понятых не оформлены.

Ссылаясь на заключение почерковедческой экспертизы от 22 августа 2005 года, М. указывает о необоснованном признании его допустимым доказательством, поскольку в нем в качестве основания указано о назначении технико-криминалистической экспертизы документов, а фактически проведена судебно-почерковедческая экспертиза. В заключении не указано, кем эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 307 УК РФ

В заключении эксперта не указано место проведения экспертизы. Из заключения эксперта следует, что экспертиза проводилась с 16 по 24 августа 2005 года, в то время как заключение датировано 22 августа 2005 года, то есть до окончания проводимого экспертом исследования.

В заключении эксперта не указаны методики, которые были применены экспертом при исследовании. И, кроме того, экспертиза проводилась не по оригиналам, а по копиям.

Относительно заключения технико-криминалистической экспертизы осужденная указывает на отсутствие в заключении времени и места производства экспертизы от 19 августа отсутствие в исследовательской части указаний на методики, применявшиеся при производстве экспертизы, отсутствие в заключении указания о том, кем именно эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

В жалобе также обращено внимание, что экспертизы были поручены не государственным судебным экспертам а «независимому» эксперту З., которая не представила документов, подтверждающих ее статус эксперта, ее квалификацию, сертификат компетентности, а поэтому, по мнению М., заключения экспертиз нельзя признать допустимыми доказательствами, так как они даны лицом, не имеющим права на производство судебных эксперт из по уголовным делам.

Как считает осужденная, эксперт 3. была заинтересованным лицом в даче заключения, поскольку прокуратурой была произведена оплата ей за производство экспертизы.

Осужденная также обращает внимание на то, что в протокол допроса К. внесены не ложные сведения, а только те сведения, которые давала К., они не искажены и не видоизменены, лишь по ее утверждению, подпись выполнена не ею.

Отрицая факт выполнения подписи от имени потерпевшей ею, М., что подтверждено заключением эксперта, осужденная считает, что в ее действиях отсутствует состав преступления.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, а дело прекращению по следующим основаниям.

По смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего. Такими обстоятельствами могут быть уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств.

Из материалов данного уголовного дела следует, что ни одно из указанных обстоятельств по настоящему делу не установлено.

В соответствии со ст. 73 УК РФ среди перечисленных обстоятельств, подлежащих доказыванию, указано на необходимость доказывания мотива преступления.

Органы следствия, предъявляя М. обвинение по ст. 303 ч. 2 УК РФ, исходили из того, что она умышленно из личной заинтересованности, выразившейся в стремлении избежать дисциплинарной ответственности и иных неблагоприятных последствий в служебной деятельности за неполноту следствия, нарушение процессуальных сроков предварительного следствия и в целях уменьшения объема своей работы, связанной с вызовом потерпевшего и проведение с его участием необходимых следственных действий, сознавая, что протокол допроса потерпевшего является доказательством по уголовному делу, не допрашивая потерпевшую К., сфальсифицировала протокол ее допроса в качестве потерпевшей от 27 ноября 2004 года, переписав в бланк установленного образца сведения, указанные К. в ее объяснении и расписалась от имени К. в соответствующих графах протокола.

Суд же, признавая М. виновной по ст. 303 ч. 2 УК РФ и не приводя в приговоре каких-либо обоснований несогласия с мотивом преступления, предъявленном М. органами следствия, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, описывая преступное деяние, совершенное М., не указал в приговоре о мотиве совершенного осужденной преступления.

Кроме того, описывая преступное деяние, совершенное М., в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, суд в приговоре не указал и о цели, которую преследовала осужденная, составив протокол допроса потерпевшей, не допрашивая К., в который она точно перенесла с объяснения потерпевшей обстоятельства.

Из приговора также следует, что суд признал, что подпись от имени потерпевшей в протоколе допроса выполнена не М. (как было предъявлено ей обвинение вопреки выводам эксперта судебно-почерковедческой экспертизы), а «другим лицом».

При этом суд в приговоре не указал, при каких обстоятельствах и с какой целью «другое лицо» исполнило подпись от имени потерпевшей в протоколе допроса и какова в этом была роль М.

Установив, что М. не исполняла подпись в протоколе допроса за потерпевшую, суд не указал в приговоре, в чем заключалась фальсификация ею доказательства.

Субъективная сторона фальсификации доказательств предусматривает прямой умысел.

Из обстоятельств, установленных судом, как они изложены в приговоре, следует, что суд вообще не установил умысел М. на совершение преступления.

Таким образом, неустановление судом: мотива и цели совершения М. преступления, а также умысла на совершение ею фальсификации доказательств; неустановление обстоятельств, при которых в протоколе допроса потерпевшей К. подпись была выполнена от имени потерпевшей «другим лицом» и роли М. при этих обстоятельствах, свидетельствуют о неполном исследовании материалов дела, которое влияет на обоснованность принятого судом решение и которое не может быть признано законным и обоснованным.

Руководствуясь ст. 377 , 378 , 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Костромского областного суда от 26 апреля 2006 года в отношении М. отменить и дело производством прекратить, на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в ее деянии состава преступления.

Фальсификация доказательств по уголовному делу

В Уголовном Кодексе Российской Федерации описано огромное количество преступлений против человека, его имущества или гражданских прав. И почти все они описывают какое — то преступление, которое нанесло вред и стало началом уголовного преследования. Однако есть в УК РФ и такие статьи, которые описывают не сами правонарушения, а какие — то действия, которые мешают найти и справедливо наказать преступников.

Одна из таких статей — фальсификация доказательств. Основная задача преступников, фальсифицирующих доказательства и намеренно вносящих ложные изменения в материалы дела — внести сбой в работе следствия, обвинить невиновного или, наоборот, снять обвинения с настоящего преступника. Такие действия уголовно наказуемы, и в этой статье мы расскажем о том, какая статья УК РФ отвечает за фальсификацию

Что такое фальсификация доказательств?

Фальсификацией называют абсолютно любую подделку, которую участники разбирательства, сотрудники правоохранительных служб или третьи лица могут предоставить при рассмотрении уголовного дела. При этом фальсификация доказательств в уголовном праве приобретает очень широкий смысл — это может быть подделка результатов экспертизы, внесение данных в документы, касающихся уголовного дела, предоставление доказательств, пускающих следствие по ложному следу.

Кроме того, фальсификацией доказательств так же может считаться и создание каких — либо поддельных документов с нуля вместо изменения старых. Так, чаще всего создаются заключения экспертов, медицинские справки, квитанции, договора и многое другое. Ну и последнее, что может быть признано фальсификацией доказательств — предоставление ложных улик, имеющих отношение к уголовному делу. Это могут быть уже и не документы, а, например, орудие преступления.

Статья 303 УК РФ

В Уголовном Кодексе Российской Федерации имеется отдельная статья под номером 303, которая отвечает за фальсификацию доказательств или же вмешательство в ход следствия. Данная статья состоит из четырех частей, каждая из которых отвечает за свой вид фальсификации доказательств по уголовному делу.

Часть первая. В ней рассматривается фальсификация доказательств по гражданскому делу. Фальсификатором при этом выступает один из участников дела. Наказанием за такое правонарушение служат:

  • От 100 000 до 300 000 рублей штрафа;
  • До 480 часовобязательных работ;
  • До 2х лет исправительных работ;
  • До 4х месяцевареста.

Часть вторая. В этой статье рассматривается фальсификация доказательств по уголовному делу. При этом подделку должно произвести уполномоченное лицо, имеющее отношение к делу: дознаватель, прокурор, адвокат, защитник и т.д. Наказанием могут служить:

  • До 3х лет ограничения свободы;
  • До 4х летпринудительных работ;
  • До 5 лет лишения свободы;
  • Запрет на занятие определенными видами деятельности в течение 3х лет.

Часть третья. В этой статье рассматривается фальсификация доказательств по уголовному делу о преступлении тяжком или же особо тяжком. Кроме того, под эту же часть попадает фальсификация доказательств, которая так или иначе повлекла за собой тяжелые последствия. За подобные преступления предусмотрены следующие наказания:

  • До 7 летлишения свободы;
  • Запрет на занятие определенными видами деятельности в течение 3х лет.

Часть четвертая. Самое сложное и коварное преступление, а именно умышленная фальсификация результата оперативно-розыскных мероприятий с целью обвинить невиновного человека. Фальсификатором при этом должно выступать должностное лицо. Возможные вид наказания за подобное правонарушение:

  • До 300000 рублей штрафа;
  • До 4х лет лишения свободы;
  • Запрет на занятие определенными видами деятельности в течение 5 лет.

Комментарии

  • Фальсификация считается совершенной в тот момент, когда ложные сведения предоставляются как правдивые. Таким образом, даже если было заранее известно, что предоставленные материалы — подделка, преступление все равно будет считаться совершенным;
  • Фальсификацией не может считаться ненамеренное предоставление ошибочных сведений. Так же фальсификацией не могут считаться материалы, которые были получены в результате ошибок работы экспертов, следователей или иных причастных к расследованию и ведению дела лиц;
  • Предметом фальсификации может быть абсолютно любое доказательство, имеющее хоть какое — то отношение к делу: вещественные доказательства, документы, протоколы и прочее;
  • Обвиняемыми по делу могут выступать две категории лиц: в гражданском судопроизводстве это участники дела (истец, ответчик, их доверенные представители или защитники), а в уголовном — следователи. дознаватели, представители защиты и прочие граждане, имеющее отношение к уголовному судопроизводству.
  • Тяжкими последствиями, упоминаемыми в третьей части, могут быть признаны: длительное заключение невиновного, применение невиновному наказания, оправдание виновного в преступлении и некоторые другие события, имеющие значительное влияние на ход уголовного дела.

Адвокат по уголовным делам. Опыт работы в данном направлении с 2006 года.

Фальсификация доказательств: как выявить ее в арбитражных и уголовных делах

Как распознать фальсификацию доказательств без проведения экспертизы, на какие хитрости идут адвокаты, чтобы поймать оппонентов на подмене документов, и когда суд не будет вдаваться в подробности действительности доказательств. Кроме этого, эксперты «Право.ru» рассказывают, как убедить суд провести экспертизу в том учреждении, которое предлагаете вы, и почему показания свидетелей порой важнее экспертизы.

В середине ноября этого года до Экономколлегии Верховного суда дошло дело, в котором банк-кредитор уверял, что требования другого кредитора должника основываются на мнимом договоре поручительства. Кредитная организация указала в письменных возражениях на то, что спорный документ подписали позднее проставленной на нём даты, чтобы не нарушался срок исковой давности. Но первая инстанция не стала вникать в вопрос о фальсификации. В определении суд указал, что заявление о фальсификации нужно делать по правилам ст. 161 АПК, то есть одновременно просить провести экспертизу давности изготовления спорной бумаги. Банк этого не сделал, поэтому следует считать, что о фальсификации в деле не заявлялось, решил суд (дело № А56-71402/2015).

Апелляция и Окружной суд оставили такое решение без изменений. Хотя банк настаивал, что АПК не запрещает заявить о фальсификации в письменных возражениях и суд обязан в любом случае рассмотреть этот вопрос. Лишь Экономколлегия ВС согласилась с доводами банка, отменила акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение (см. «ВС разбирался, как правильно заявлять о фальсификации доказательств»). Вообще же, юристам часто приходится сталкиваться с фальсификацией доказательств со стороны их недобросовестных оппонентов.

Фальсификации в арбитражных и гражданских делах

По словам Виктора Гербутова, партнера юрфирмы Noerr, в арбитражном и гражданском процессах чаще всего фальсифицируют письменные доказательства. Он объясняет это сравнительной легкостью подлога и значимостью таких доказательств в российском процессе. Если говорить о конкретных категориях арбитражных споров, то в коммерческих разбирательствах обычно фальсифицируются те доказательства, с помощью которых одна из сторон хочет доказать или опровергнуть наличие задолженности, говорит Сергей Коновалов, юрист «Saveliev, Batanov & Partners». Речь идет о договорах, актах сверки расчетов, актах приема-передачи работ.

В делах о банкротстве пытаются подделать договоры займа и поручительства, поясняет эксперт: «Именно с помощью этих документов аффилированные кредиторы собираются создать контролируемое банкротство или уменьшить конкурсную массу». В корпоративных разбирательствах недобросовестная сторона часто представляет искаженные решения органов управления и протоколы собраний, предупреждает Коновалов. Кроме перечисленного, в арбитражных делах можно столкнуться и с фиктивными ценными бумагами. Вексель – излюбленное поле творчества для мошенников всех мастей, говорит партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев: «Виной этому правовая природа вексельного обязательства – абстрактного и безусловного».

Но в любом случае чаще всего фальсифицируют те документы, на которых нужно «проставлять» меньше реквизитов, рассказывает Мария Сидорова, партнер АБ «А2.Адвокаты». В судах общей юрисдикции в таких случаях доходит до курьезов. Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры», вспоминает, как однажды его оппоненты в СОЮ представили договор купли-продажи, якобы заключенный задолго до того, как аналогичное соглашение подписали с клиентом эксперта. Но уже шапка документа выдала в бумаге «фальшивку», говорит адвокат: «В ней фигурировали паспортные данные, которые могли появиться лишь спустя два года, после подписания этого договора».

Подлоги в уголовном процессе

А вот в уголовном процессе подделкой доказательств в подавляющем большинстве случаев занимаются сотрудники правоохранительных органов, констатирует Денис Саушкин, управляющий партнер АБ «ЗКС»: «Как правило, фальсифицируют протоколы различных осмотров, допросов свидетелей и потерпевших». По словам управляющего партнера АБ «ЕМПП» Сергея Егорова, следователи могут оформить протокол допроса несуществующего свидетеля, в который вносятся заведомо ложные данные. Иногда выясняется, что подписанта в это время не было в стране или он уже умер давно, делится курьезами Саушкин. Порой обвиняемые и их защитники с удивлением замечают, что в некоторых документах от их имени стоит подпись, сделанная не их рукой, добавляет руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов. Еще одна хитрость правоохранителей – в документе внезапно меняется дата его составления, чтобы бумага попадала под процессуальный срок, рассказывает юрист.

Но явная фальсификация доказательств в рамках уголовного дела встречается нечасто, уверяет Егоров. Во-первых, это все же преступление (ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ), отмечает эксперт. А во-вторых, закон предоставляет следователю все необходимые возможности, чтобы собрать нужные стороне обвинения доказательства и повлиять на допрашиваемых свидетелей, исказив их действительные показания, говорит юрист. По его мнению, недобросовестному опытному следователю не надо ничего фальсифицировать для достижения нужного результата: «Где-то можно мягко надавить на свидетелей – и они дадут необходимые показания. А какие-то доказательства, которые не ложатся в русло обвинения, можно в уголовное дело вообще не приобщать».

Как распознать юридические подделки

Чтобы распознать «фальшивку» в уголовном деле, адвокату не нужно обладать какими-то специальными познаниями, уверяет Егоров. По его словам, защитнику достаточно внимательно изучить материалы дела и пообщаться с доверителем, чтобы выявить подделку. Иногда можно пойти и на хитрость самому адвокату, говорит Хутов. Он рассказывает, что некоторые защитники при ознакомлении с материалами уголовного дела на особенно важных документах ставят невидимые пометки: «Если какой-то лист пропадет, то пометки на нем не будет и появится возможность доказать подмену». А вот в арбитражных и гражданских делах юристу бывает довольно сложно распознать сфальсифицированные доказательства, кроме случаев грубой подделки, отмечает Гербутов. В такой ситуации лучшим помощником юриста будут доверительные отношения с клиентом, который сможет дать необходимые пояснения, не стесняясь неудобной истины, утверждает Газдиев.

Если речь идет о подделке подписи, то тут юристу может помочь эксперт, который сопоставит бумаги и зачастую без проведения исследования «на глаз» сможет определить, является ли оспариваемая подпись поддельной, говорит Сидорова. В любом случае, на потенциальную подложность доказательства укажет тот факт, что оппонент представляет бумагу, которая резко противоречит стандартной форме и стилю других документов сторон, объясняет Евгений Лиджиев, юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры». Так что, когда кто-то что-то подделывает, это все равно становится видно, делится опытом старший юрист «Монастырский, Зюба, Степанов и партнеры» Михаил Осипов: «Всегда остаются какие-то несостыковки».

Как правильно заявлять об экспертизе

При малейших сомнениях в подлинности документа надо обязательно заявлять о его фальсификации в суде первой инстанции, советует Максим Степанчук, партнер КА «Делькредере»: «Без такого заявления существует риск, что суд не будет вдаваться в вопрос действительности доказательства». Просьба провести экспертизу, которая не сопровождается заявлением о фальсификации доказательства, как правило, отклоняется судами, сразу предупреждает Гербутов: «Это вызвано тем, что обычное ходатайство об экспертизе не обязательно для суда, и такие просьбы часто используются для недобросовестного затягивания процесса». Кроме этого, важно помнить, что сторона, заявившая о фальсификации, может нести уголовную ответственность за заведомо ложный донос, предостерегает эксперт. Вязовик замечает, что для проверки заявления о фальсификации письменных доказательств суд не во всех случаях назначает экспертизу. Суд может проверить подлинность документов и другими способами, в частности, вызвав на заседание свидетелей, объясняет Коновалов, приводя в пример такие решения Окружных судов в делах № А75-5827/2013, № А56-35183/2014 и № А19-3883/2013.

Понимая, что передо мной подделка, прежде чем просить назначить экспертизу, я часто совершаю следующий процессуальный маневр. Сначала я прошу суд предложить оппоненту представить на обозрение оригинал документа. В некоторых случаях уже на этой стадии смелость «фальсификаторов» заканчивается, и они ограничиваются лишь копией, что при наличии заявления о фальсификации лишает такое доказательство силы. Если всё же оригинал представляют, я сразу прошу приобщить его в материалы дела, мотивируя это тем, что к моменту назначения экспертизы оригинал может исчезнуть. Помню, как в одном из дел суд не удовлетворил моё ходатайство, а в следующее заседание вместо оригинала бумаги оппонент представил справку о том, что у него украли портфель с оспариваемым документом внутри.

Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры»

В уголовных делах по этому вопросу своя специфика. Саушкин поясняет, что заявлять о фальсификации в суде надо только после оглашения доказательства, которое вызывает сомнения, и тогда уже ходатайствовать о назначении необходимых экспертиз: «Если это сделать до оглашения, то обвинение может вообще не использовать спорное доказательство, либо попытаться легализовать «фальшивку» другими способами». В идеале же ходатайство о назначении экспертизы стоит заявлять еще на этапе предварительного следствия, поскольку суд реже идет навстречу адвокатам в этом вопросе, утверждает адвокат МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг.

Хутов обращает внимание еще и на пробел, который содержит УПК по этому вопросу. В законодательстве предусмотрена обязанность следователя знакомить обвиняемых и их защитников с постановлением о назначении экспертизы, но не указано – в какой срок. Из-за этого следователь знакомит с таким постановлением фактически уже после получения результатов исследования, объясняет Хутов: «Таким образом, фактически нарушается право обвиняемого на постановку эксперту вопросов и предложение другого экспертного учреждения». В такой ситуации имеет смысл самостоятельно обратиться к специалисту и провести необходимое исследование, которое может опровергнуть экспертизу следователя, советует юрист.

Добиться экспертизы у определенного специалиста

Добиться назначения экспертизы – это еще половина дела. Важно, чтобы исследование проводили специалисты, которые являются профессионалами в той области, которая вызвала споры у сторон. Алексей Костоваров, советник АБ «Линия права», замечает, что российский суд не связан какими-либо конкретными требованиями при выборе эксперта: «Поэтому важно убедить, что ваши кандидатуры проведут экспертизу лучше, чем предложенные оппонентами». Упор следует делать на стоимость и сроки проведения экспертизы – судьи стеснены административными регламентами и по возможности стремятся завершить рассмотрение дела в максимально короткие сроки, добавляет Газдиев: «Эксперт, предлагающий свои услуги быстро и недорого, будет фаворитом». Также важны регалии экспертов (дипломы, сертификаты, данные о научных работах), отмечает Осипов. Кроме этого, он советует проанализировать практику по конкретному судье, чтобы понять, с какими экспертами он работает и как часто назначает «сторонних» экспертов.

Почему важна методика исследования

В деле № А40-71125/2015 суд признал недопустимой почерковедческую экспертизу, которая показала, что документы от имени поставщика подписаны ненадлежащим лицом. Суд указал на нарушения методики проведения исследования, а именно – на недостаточный объем образцов почерка, предоставленных для экспертизы (см. «Верховный суд объяснил, почему признаки «однодневки» у контрагента – это не страшно»).

Источник: адвокат МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг

Китсинг дополнительно предлагает акцентировать внимание и на преимуществе методик, которые используют конкретные эксперты. А в уголовных делах суды обычно назначают проводить экспертизу в госучреждениях, констатирует Саушкин. Тогда уже адвокатам надо работать с качеством итогового заключения такого исследования и в случае необходимости просить назначить дополнительную или повторную экспертизы, резюмирует юрист.

Подделывание доказательственной базы как уголовное преступление

Доказательства – это предметы и сведения, содержащие в себе следы преступления или иным образом способствующие установлению обстоятельств совершенного преступления и изобличению виновных лиц. Только на основании достаточного количества доказательств суд может вынести обвинительный приговор. Любая фальсификация доказательств по уголовному или гражданскому делу преследуется по закону и непременно повлечет применение наказания к виновному лицу.

Состав преступления

Непосредственным объектом совершения преступления, связанного с фальсификацией доказательственной базы, является нормальное функционирование судебной власти и системы правосудия.

Предметом являются конкретные доказательства, которые претерпели определенные видоизменения, т.е. любые данные и предметы, полученные в ходе дознания, следствия и суда, имеющие значение для расследования дела и установления фактических обстоятельств произошедшего.

В данный состав преступления не включаются показания фигурантов по уголовному делу, заключения экспертов, а также работа переводчиков, связанная с участием в уголовном процессе. Указанные действия при их несоответствии действительности следует квалифицировать по другой статье – 307 УК .

С субъективной стороны деяние характеризуется исключительно прямым умыслом, т.е. лицо, совершающее фальсификацию, знает, что ложно изменяет документы и данные, желает совершить указанные действия, знает, какой результат будет в итоге и желает его наступления.

Субъектом преступления может быть признано лишь лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое каким-то образом участвует в процессе доказывания либо представители указанного лица.

Не имеет значение мотив, по которому сотрудник совершил указанные действия, так же не влияют и цели. Исключение составляет получение вознаграждения за указанные действия. В таком случае действия будут квалифицированы дополнительно еще и по ст.290 УК .

Меры наказания

Фальсификация документов в гражданском процессе, равно как и других доказательств по гражданскому иди административному делу (ч.1 ст.303 УК ), предусматривает альтернативные вида ответственности:

  • штраф;
  • принудительные работы;
  • исправительные работы;
  • арест.

Фальсификация доказательств следователем по уголовному делу, прокурором или дознавателем повлечет за собой помимо увольнения еще и уголовную ответственность по ч.2 ст.303 УК . К таким лицам могут быть применены следующие виды наказания:

  • ограничение свободы;
  • принудительные обязательные работы с лишением права занимать определенные должности ли без него;
  • лишение свободы с лишением права занимать определенные должности или без такого лишения.

Лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, совершившие фальсификацию доказательственной базы, несут ответственность по отдельной части – ч.4 ст.303 УК . Санкция статьи предусматривает наказание, начиная от штрафа в крупном размере и заканчивая реальным сроком лишения свободы максимумом на 4 года.

Фальсификация доказательств защитником

Существует две категории способов фальсификации доказательственной базы защитниками, одна из которых не влечет уголовной ответственности, а вторая влечет возбуждение уголовного дела по ст.303 УК .

К способам, не запрещенным законодательством, относится:

Уничтожение доказательства

Иногда в попытках помочь своему подзащитному адвокаты пускаются во все тяжкие и уничтожают листы уголовного дела. Указанные действия не подпадают под ст.303 УК , так как нет элемента подделки.

Изготовление документа

Большая часть из таких документов также не будет отнесена к фальсификации. Например, адвокат, общаясь с подозреваемым, узнает от последнего о том, что преступление совершило иное лицо. Тогда им составляется адвокатский опрос, который может быть приобщен к материалам дела. В последующем может быть установлено, что никакого иного лица нет, а это лишь способ избежать ответственности.

Подстрекательство свидетелей к даче определенных показаний

В Чувашской Республике был случай, когда защитник склонил священнослужителя, совершившего преступление, дать показания о том, что неправомерное деяние совершило иное лицо, которое уже написало явку с повинной. Защитник в этом случае не может быть привлечен к ответственности по ст.303 УК , так как самой фальсификации нет.

Легализация доказательств, предоставленных клиентом

К примеру, подозреваемый через своего адвоката передал больничный лист для приобщения к материалам уголовного дела. В ходе следствия эксперт установил, что документ сфальсифицирован и имеет подчистку даты. Если будет доказано, что подчистку совершил адвокат, то он будет привлечен к ответственности по ст.303 УК . Кстати, подробнее о подделке больничных листов и мерах ответственности за это, можно прочитать тут https://lexconsult.online/8398-chto-grozit-za-poddelku-lista-netrudosposobnosti

К запрещенным методам относятся:

Вступление в сговор со следователем для правки доказательств в уголовном деле

В практике имеется случай, когда адвокат вступил в преступный сговор со следователем, а последний пообещал потерпевшей возмещение ущерба, если та изменит показания. Последняя при дополнительном допросе указала, что в ходе опознания лица указала на преступника ошибочно и он в действительности не совершал в отношении нее преступных действий. Согласно определению судебной коллегии по уголовным делам от 31.01.2005 адвокат был признан подстрекателем по ст.303 УК .

Исправления в протоколе

После ознакомления с материалами уголовного дела следователь заметил исправления в протоколах следственных действий, которые в корне меняют следственную картину. В практике имелось несколько случаев такой фальсификации, но все они были прекращены за недоказанностью вины.

Судебная практика

Фальсификация доказательств и результатов оперативно розыскной деятельности сотрудниками правоохранительных структур, прокурорскими работниками не носит столь значительного распространения. Чаще данный состав преступления усматривается у лиц, в отношении которых ведется процесс, защитников, которые «собирают» доказательства нечистоплотными методами, а также у следователей. Также стоит отметить тот факт, что более распространенным составом преступления является ст.307 УК , а не ст.303 УК , т.е. дача ложных показаний.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector